::  Новости  ::  Документы  ::  Теория  ::  Публикации  ::  Пресс-центр  ::  F.A.Q  :: 
Партия «Евразия»
Международное Евразийское Движение
Rambler's Top100
Пресс-центр
Коммюнике >>
Персоналии
Александр Дугин >>
Талгат Таджуддин >>
Поиск
Ссылки

Геополитика

Арктогея

Портал Евразия


Вторжение

Андрей Езеров

Творчество Натальи Макеевой

Мистерия бесконечности





Rambler's Top100

..
Тезисы выступления Александра Дугина на секции «Церковь, Государство, Нация» в рамках VI Всемирного Русского Народного Собора

1. Геополитический индекс в истории христианства

Фундаментальность геополитики как дисциплины очевидна, так как на ее базе мы можем объяснить определенные закономерности не только социально-политической истории, но и истории религий.

Пример: история разделения христианских Церквей с IX века по настоящее время.

Разделение Римской империи на Восточную и Западную есть явление геополитическое и исторически обусловленное. Однако, как это не удивительно, географический раскол отражает также и дифференциацию культур Средиземноморья.

Дуализм «Греция – Рим» философски соответствует дуализму: «рационализм – созерцательность», «практика – умозрение», «рассудочные понятия – целостные категории» (см. работы Хайдеггера).

Западная Церковь трансформирует не столько букву христианства (хотя и букву тоже), сколько дух.

Рим тяготеет к морю, Царьград к суше.

Можно сказать, что с первых веков воцерковления Римской империи постепенно проясняются два полюса культурно-духовной интерпретации Благой Вести. До какого-то момента единомыслие удерживается, но потом линия раскола становится все более и более очевидной.

Геополитика, оперирующая с дуальным кодом, помогает систематизировать по определенному признаку историю христианства. Мы имеем дело не с разнообразием христианских конфессий и церквей, но с двумя группами: с Восточным христианством (преимущественно с Православием, а так же с типологически близкой ему Армянская монофизитской Церковью) и Западным христианством (преимущественно католичеством, из которого вышел позднее веер протестантских сект).

Здесь в рамках христианства проявляется общий цивилизационный дуализм: Восток-Суша соответствуют созерцательности, умозрению, холизму, целостности, сердечному знанию, Запад-Море – практицизму, индивидуализму, дискретности, рассудочности.

2. Россия как сухопутная держава

В истории Руси есть свой геополитический дуализм.
Есть две противоположные оси: «Киев-Чернигов-Новгород» и «Владимир-Суздаль-Москва».

Изначально обе оси находились под влиянием Византии и политически и религиозно. Но позднее на западных пространствах Руси все более и более стало сказываться влияние Европы. Восток же тогдашней Руси – Владимир и Москва – были оплотом дважды сухопутного цивилизационного импульса.

Это удвоенная сухопутность Москвы особенно проявилась после распада империи Чингизхана и автономизации и возвышения Улуса Джучиева. Ось «Сарай-Москва» – чьим зримым воплощением является сегодня Крутицкое подворье, бывшая ставка архиепископа Сарайского – была прообразом грядущего Московского царства.

После полного освобождения Москвы от контроля Орды Русь оказалась в авангарде двух радикально сухопутных тенденций:

– византийской (чью государственно-религиозную эстафету Русь в полной мере приняла после падения Царьграда)
– ордынской (чью эстафету Русь приняла после распада Золотой Орды, как административный, политический, пространственный импульс).

Оппозиция западной цивилизационной матрице в Московском Царстве была полной.

Здесь важно отметить, что такие события как установление Патриаршества на Руси, наречение великого князя Московского Царем и Самодержцем Всея Руси, объявление Москвы «Третьим Римом», канонизация русского обряда Стоглавым Собором, созванным митрополитом Макарием – все это важнейшие признаки превращения Руси в самостоятельный полюс цивилизации.

До этого Русь была просто страной – совокупностью княжеств. С этого момента Русь стала именно цивилизацией, подобной не странам (Франции, Австрии, Германии), но «большим пространствам» (подобным Европе в целом).

Начиная с Московского периода Русь – не страна, но духовный политико-социальный континент. Русь с этих пор есть Евразия.

Именно двойное наследие – византизм и приемственность Орде – сделало русских русскими.

Великороссы как народ, как этнос, как язык, как культурный тип появляются именно в период Московского Царства.
Конечно, Киевская Русь, Новгород, Галиция, Чернигов, Псков – это часть нашей политико-религиозной истории. Но это все же лишь пролог, становление.

Настоящая история Руси начинается в эпоху «Третьего Рима».

До этого русские лишь готовились стать Москвой.

После раскола они по инерции продолжали ей быть.

Москва есть геополитический полюс Суши, несущая точка опоры всей континентальной конструкции. Москва – это ядро евразийского начала.

3. Геополитический фактор в расколе

Базовое для русской церковной и политической истории явление – раскол XVI-го века может быть интерпретирован и геополитически.

Неслучайно среди роковых для русской церкви фигур-делателей раскола так много представителей Киевской семинарии и тайных папских легатов.

Ключевой момент – лингвистическая основа книжной справы. Исчерпывающую оценку этому дал лингвист и евразиец кн. Николай Трубецкой (один из «отцов структурной лингвистики», основавший вместе с Романом Якобсоном, т.н. Пражский кружок). Справа состояла не столько в сверки старорусских книг с новогреческими изводами, но, главным образом, в подгонке московской редакции церковно-славянского языка под нормативы киевской, малороссийской редакции.

Носителями нового обряда первые сто лет были сплошь малороссы. Это от их пошли обливательное крещение, крыж вместо восмиконечного креста и другие квази-униатские крипто-католические элементы. Великороссы некоторое время после раскола были первыми подозреваемыми в симпатии к «брынской», «раскольничей» вере.

Таким образом, новообрядчество было теснейшим образом связано с западничеством.

Равнение же на греков XVII века (особенно если учесть, что на соборе 1666-67 годов от имени патриарха Константинопольского и Иерусалимского действовали и вовсе самозванцы) также было далеко не евразийским деянием, так как Фанар к тому времени давно уже утратил политическую составляющую евразийской византийской государственности.

Собственно и сама Флорентийская уния – т.е. обращение на Запад – была мистически осмысленной причиной отдаления Руси от греков. Движение к католикам – это, безусловно, антиевразийская тенденция.
Именно в результате определенного прерыва связей с Царьградом, усугубившихся последующим турецким завоеванием, русский обряд законсервировался в форме древнего Студийского устава. Отсюда же на Руси сохранилось древнее двуперстие.

Двуперстие – символ не только Старой Веры, но и евразийской тенденции Православия, символ Московской и великороссийской ориентации, вопреки малороссийской, ново-греко-киевской.

4. Что такое атлантистский путь развития РПЦ в будущем?

Сегодня Россия вновь на распутье. Опять стоит выбор между Западом и Востоком, между сохранением евразийской идентичности или отказом от нее в пользу Запада, морской цивилизации, атлантизма.

Основные закономерности геополитики непреложны и объективны. Уйти от себя Россия не может. Ни кровь, ни жестокость, ни насилие не дадут результата. Россия есть Евразия, и никакими декретами это обстоятельства не отменить. Этого не смогли добиться ни Петр, ни кадеты и эсэсеры Февраля, ни большевики. Евразийская идентичность неизбежно проявит себя.

Как сопряжен этот геополитический выбор с Православной Церковью?

Здесь можно выделить две тенденции: «атлантистский» и «евразийский» сценарий развития РПЦ.

В случае атлантистского выбора.

Православие будет минимализироваться. Фундаменатльные стороны Церкви (обряд, догматы и пр.) искусственно демонизироваться, жизнь клира –– всячески очерняться. Особенно, это коснется традиционалистских тенденций, которым будет инкриминироваться «обскурантизм», «мракобесие», не соблюдение «прав человека», ограничение «свободы личности» и т.д.

Все собственно православные черты, сохранившиеся в РПЦ, будут подвергнуты критике. Различные же модернистские тенденциии – «кочетковщина», «меневщина», «церковный либералам» – приводящие Церковь к некому подобию протестантизма, сводя ее учение до уровня светской морали, с вероятным отказом от некоторых таинств, понижением планки благочестия, ориентацией на смешение в общехристианском протестантского типа «плавильном котле», напротив, будут всячески поощряться.

Видимыми признаками этого процесса станут перевод богослужения на современный русский язык, новая волна эйкуменизма, модернизация Церкви и т.д.

Будут редактироваться церковные догматы. Наиболее сложные для современного рационального сознания сюжеты Священного Писания и Священного Предания будут перетолковываться как «моральная аллегория», либо цензурироваться. Будут копироваться католические и протестантские моральные и социальные доктрины. Религия будет все больше отдаляться от Государства, политики, образования.

Государство будет бездействовать перед лицом импортированных культов и сект, не препятствовать расколам и усобицам, ставя на одну планку традиционные религии и ереси, экзотические или искусственно созданные культы под предлогом невмешательства в вопросы «свободы совести».

Т.е. в ускоренном темпе будет проделан тот путь секуляризации, который Запад прошел постепенно в течение последних нескольких веков.

Такой вектор развития можно определить как атлантистский или Морской.

5. Что такое евразийский вектор развития РПЦ в будущем?

«Евразийский сценарий» приблизительно состоит в следующем:

РПЦ признает свою ответственность не только за религиозную сферу, но и за социально-политическое бытие русского народа, евразийской цивилизации.

Усилятся разнообразные москвоцентричные тенденции, вопреки санкт-петербургским, сопряженным с приматом светского, секулярного подхода.

Церковь будет активно взаимодействовать с Государством и обществом, соучаствовать в наиболее важных государственных решениях, окормлять власть не только духовно, но и концептуально, на основе той системы ценностей, которая составляет основу православного мироучения. Т.е. будет взят курс на сакрализацию политики и социальной сферы в православном ключе.

Параллельно в обрядовой сфере новый импульс получат дораскольные обычаи в совершении чина Крещения (трехпогружательного), молитвы, церковного пения (знаменный распев).

Будет дан «зеленый цвет» единоверческим инициативам, сугубое внимание будет уделено связям со старообрядцами.

РПЦ заявит свои претензии на формирование мировоззрения россиян – через образование, СМИ, широкое распространение нормативов православной нравственности.

Государственный приоритет (и де-факто и де-юре) будет закреплен за РПЦ (наряду с другими традиционными для России религиями – традиционным исламом и иудаизмом, а также буддизмом).

Это можно будет назвать евразийской (сухопутной, континентальной) тенденцией.

Заключение: излишне будет наверное упоминать, что движение «Евразия», все мы, чада Православной Церкви, русские люди, которым небезразлично наше прошлое и наше будущее, естественно, сделаем все от него зависящее, чтобы реализовался второй сценарий.

Благодарю.
Спаси Христос!

Другие материалы по VI Всемирному Русскому Народному Собору:

Соборное слово >>

Выступление Президента РФ В. В. Путина >>

Выступление Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II >>

Выступление Митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла >>

Выступление Верховного муфтия России, шейх-уль-ислама Талгата Таджуддина >>

Выступление лидера ОПОД «Евразия» А. Г. Дугина >>

Выступление А. Г. Дугина на секции «Глобализация» VI Всемирного Русского Народного Собора >>

Выступление чтеца Дмитрия Фурцева (храм Михаила Архангела, Михайловская Слобода) на секции «Церковь, Государство, Нация» VI Всемирного Русского Народного Собора >>



English Italiano Deutche
Сделать стартовой страницей Почта На главную страницу
Тезисы Евразии

«Мы центристы в той мере, в какой Президент и власть действуют во благо Державы, во благо народа. Причем не сиюминутно, популистски, а в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Здесь мы будем за Президента истово, радикально, до конца. Не обращая внимания на пока еще имеющиеся погрешности, с радостью принимая все трудности, которые неизбежно возникнут, коль скоро Россия всерьез задалась целью спасти себя и весь остальной мир от страшной угрозы, ползущей с Запада.
Ничего более центристского, чем наша безоговорочная и тотальная поддержка патриотической державостроительной власти (даже в самых непопулярных ее действиях), просто не может быть».

А. Г. Дугин


Спецпроекты
Геополитика террора >>
Исламская угроза или угроза Исламу? >>
Литературный комитет >>
Сайты региональных отделений «Евразии»
Санкт-Петербург >>
Приморье >>
Якутия >>
Чувашия >>
Нижний Новгород >>
Алтайский край >>
Волгоград >>
Информационная рассылка
ОПОД «Евразия»

Реклама




 ::  Новости  ::  Документы  ::  Теория  ::  Публикации  ::  Пресс-центр  ::  F.A.Q  ::