| Евразия | Арктогея | Новое Сопротивление | Вторжение | Милый Ангел | Пишите нам

Литературный комитет Партии "ЕВРАЗИЯ" представляет проект

О проекте

Полный список наших литераторов

Юрий Мамлеев
Свободная русская поэзия (предисловие)

Персоналии проекта:
Юрий Мамлеев
Евгений Головин
Виталий Ахрамович
Валентин Провоторов

Авторы:
Николай Григорьев
Кирилл Рыбьяков
Алексей Заев
Наталья Макеева
Виктор Красников
Ольга Козарезова
Андрей Езеров

Рекомендуемая литература:
Рене Генон
Юлиус Эвола
Герман Вирт
Жан Парвулеско
Жан Тириар
Эрнст Юнгер
Николай Устрялов
Густав Майринк

Основной ресурс

Юрий Никулин из Ада


НИКОЛАЙ ГРИГОРЬЕВ

СОМНЕНИЯ

        И вот приспичило ей отправиться в театр. Сроду такого не бывало. Пришли, сидим. Скучнотища, думаю, будет смертная. Какие-нибудь, как всегда, герои в идиотских масках, как в прошлый раз.
        Но нет, все так аккуратно; занавес, музыка. И актеры - почти как мы, вроде как люди обычные. Прозевал я начало: все думал, как к фляжке приложиться, чтобы она не заметила. Когда понял, что ничего не выйдет, действие уже вовсю развернулось.
        Что-то они на сцене не поделили, куда-то он бабу свою тащат, а она кричит: "Я не оставлю своего сына!" - и молнии на заднике сверкают.
        У меня тоже детей много.
        Стоит этот брошенный, одиноко так, а эта парочка на липовом пароходике медленно за кулисы отъезжает.
        Вспомнилось мне, как мы из Японии так же в Австралию ехали. Стоял сыночек мой на пристани, кричал чего-то:
        А этот ей в дороге всё какие-то капельки подсовывает, она их пьёт не глядя - женщина, что взять-то.
        Тут бац - перерыв, антракт называется. Раньше такого в театрах не было. Вообще ничего было - буфетов, пива разливного. Жизнь не стоит на месте. Одни мы стоим. Моя зазевалась, и хватанул я из фляжечки-то.
        Дали третий звонок, опять действие пошло.
        Один их сынок в какую-то контору сыскную подался, чтобы вычислить, куда они подевались. А там уж навычисляли. Что мотаются они Бог знает с какого времени по всему свету ("На нас похоже", - мелькнуло у меня); что везде живут лет по тридцать, детей рожают, а потом оттуда линяют ("Ну точно - мы"); что денег у них куры не клюют, все старыми вещами приторговывают ("А что в них старого, лет двести назад и куплены на толкучке").
        Установил он, куда теперь запропастились ("Ага, нас-то поди найди"), и поехал туда. В каком-то захолустье сыскал. "Здравствуйте", - говорит, - "зачем же вы так со мной поступили?"
        Тут опять антракт. Моя бледная вся стала. "Давай", - говорит, - "уйдём". Я говорю: "Нет уж, больно интересно, и семья у них очень на нашу похожа". А она ныть - "давай уйдём, давай уйдём". Я в спорах обычно отступаю, опасно с ней спорить, но тут как бес вселился - не пойду, говорю, и всё тут. Сникла она, только платочек к глазам тянет. На фляжечку вообще не реагирует.
        Подняли занавес: темно, театральная тётка лежит на диване и плачет. Пришел её мужик (дурачок, лучше б пересидел где-нибудь). Тут она ему и выдала:
        "Я", - говорит, - "так и знала, что это ты меня эликсиром подкачиваешь".
        Он ей: "Во-первых, ни хрена ты не знала, а во-вторых, это вообще всё неправда".
        "Нет, правда! Нет, правда! Нет, правда!" - завела шарманку.
        В общем, говорит, лучше бы я осталась тогда с Мерлином жить, а ещё лучше у своей дочки Розы, а ты бы, говорит, жид вечный, так бы и мотался раз в сто лет на мою хату, как ты мотаешься к своей распрекрасной Лауре.
        "Заподло", - говорит, - "втихушку (и красиво так) обрекать на бессмертие".
        А он ей: "Это, типа, судьба", - и стакан с дрянью этой протягивает.
        Смотрит она на него, и я уж не знаю, то ли сейчас по роже съездит, то ли... Не знаю.
        Кончился спектакль, едем мы домой, а я всё думаю - а если и моя мне капельки наши подсовывает. Это же ненормально, наверное, по три тысячи лет жить. А раз в пятьдесят лет, только обживёшься на новом месте, детей, внуков заведёшь - собирайся, поехали. Спорить с ней страшно, собираемся все - и на другой конец света. Я языков пятьдесят знаю, по-моему, не меньше.
        Только вот капелек-то никаких она мне не даёт. Таблетки только иногда.

        Всё равно подозрительно.

        Подъезжаем уж к дому, тут меня мысль и пронзила: "А что если это не она, а тёща, карга старая?"


Записаться в Партию "Евразия", приобрести все доктринaльные материалы и книги А.Дугина  и др. литературу Вы можете, справившись по тел.
(095) 3107397, (095) 3107198, (095) 3105172 
Адрес: Москва, Азовская ул. д.6, строение 3, 9 этаж 
Фонд "Единение"-ЦГЭ 
Проезд:М. Нахимовский Проспект 
(выход вперед по ходу поезда от центра)

Хочешь увидеть наши евравзийские сны?
Список рассылки 
ДВИЖЕНИЕ "ЕВРАЗИЯ"

Реклама

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!