| Евразия | Арктогея | Новое Сопротивление | Вторжение | Милый Ангел | Пишите нам

Литературный комитет Партии "ЕВРАЗИЯ" представляет проект

О проекте

Полный список наших литераторов

Юрий Мамлеев
Свободная русская поэзия (предисловие)

Персоналии проекта:
Юрий Мамлеев
Евгений Головин
Виталий Ахрамович
Валентин Провоторов

Авторы:
Николай Григорьев
Кирилл Рыбьяков
Алексей Заев
Наталья Макеева
Виктор Красников
Ольга Козарезова
Андрей Езеров

Рекомендуемая литература:
Рене Генон
Юлиус Эвола
Герман Вирт
Жан Парвулеско
Жан Тириар
Эрнст Юнгер
Николай Устрялов
Густав Майринк

Основной ресурс

Юрий Никулин из Ада


НИКОЛАЙ ГРИГОРЬЕВ

ЭТО БРЕД, ЭТО СОН, ЭТО СНИТСЯ

        - Ой, - громко воскликнула Оля и села в кровати. В явь - уютную полутёмную комнату, спящего рядом мужа - верилось с трудом. Сон не хотел отпускать.
        Спустя несколько секунд она ощупала свою руку и потрогала за плечо Николая. Он сонно заморгал:
        - Что, что случилось?
        - Сон страшный.
        - Страшный... Какой? - он говорил, не открывая глаз.
        - Очень страшный. Я даже думала, что всё не во сне, а жизни - и проснулась.
        Он повернулся и притянул её к себе.
        - Ну не бойся. Больше не приснится. Спи.

        Он вспомнил о сне только за утренним кофе.
        - Кстати, что это тебя там ночью напугало?
        Чашка в её руке дернулась.
        - О! Я как раз хотела тебе рассказать!..
        - Да...
        - Представляешь! - Олины глаза горели. Вроде как мы все сдаём кровь из вены. Там квартира такая; вместо дверей проёмы, а в середине медицинская кушетка. И врач со шприцами.
        "Бред какой; кровь..." - подумал Николай.
        - И он подходит ко мне...
        - Кто?
        - Врач. И говорит - не бойтесь, это не больно. Жгутом руку перетянул, вены проявились. Я сижу. И вдруг он как воткнёт шприц - и не попал в вену, - она говорила всё громче и быстрее, - или куда-то не туда попал, и как брызнет кровь - фонтаном - на него, на потолок, на стены. Он кричит. Игла там застряла. Я тоже кричу, а кровь - фонтаном, и не останавливается, и как из крана на пол льётся. Мне так страшно стало. Она всё льётся... Я проснулась, так обрадовалась, что это сон. Так страшно. Тебя потрогала, что ты живой... Ох...
        - Это бред, - задумчиво сказал Николай.
        - Главное, она брызжет, а мне совсем не больно.
        Николай двинулся в прихожую.
        - Совсем?
        - Совершенно, всё заливает, - а не больно.
        - Может, кровь не твоя?
        - Не знаю, - она пожала плечами.
        - Типично фрейдистские штучки, - Николай улыбнулся и пожал ей руку. - Всё, пока.
        - Давай, - невесело сказала она.

        По дороге на работу Олина история не шла у него из головы. Они любили рассказывать друг другу сны, рыться в сонниках, выстраивать психоаналитические заключения. Но Николай чувствовал, что этом случае его волнует что-то другое. Образ неиссякаемого источника живо вставал перед ним, загадочным образом вписываясь в картину мира, где из ничего, либо по чьей-то воле, либо от случайно сложившейся комбинации частиц возникает нечто - и растёт, растёт - расширяясь, словно вселенная. "Большой взрыв, - мелькнуло у него в голове. - Вселенная; иголка, не попавшая в вену".

        Сидя за рабочим столом и перекладывая никому не нужные бумажки, он продолжал размышлять. Говорят, если в оконном стекле правильно выбрать точку и ткнуть в неё спичкой - стекло разлетится на тысячи осколков. Лёгкое прикосновение - не более. Но точка.
        "У неё потрясающая интуиция. Особенно во сне... Точка, точка..."
        По дороге домой он купил шприц.
        "Она показывала на левую руку. На сгиб локтя".
        Стояла ранняя весна. Было сыро, и небо плакало нескончаемым дождем.
        "В конце концов, всё можно свести к шутке. Пусть и глупой".

        Он проснулся, как ребёнок в предвкушении недозволенной, но манящей шалости. Ольга тихо посапывала во сне. Шприц был маленький и стерильный. Он осторожно высвободил её руку из-под одеяла и попытался пережать кровообращение выше локтя, но она заворочалась, и он побоялся её разбудить.
        "В конце концов, вена тут ни при чём. Либо эта точка есть, либо я схожу с ума".
        В глубине души он чувствовал, что второе предположение гораздо ближе к истине.
        Он долго примеривался, а затем, чуть не зажмурившись, неглубоко ввёл иглу под кожу.

        Кровь мгновенно с жутким напором ударила в противоположную стену, окатив Николая тёплой, чуть липкой волной. Они закричали одновременно. Шприц болтался в руке, и выхватить его не было никакой возможности. Через несколько секунд уже все стены, потолок, книжные полки были в крови. Ольга вскочила и металась по комнате, далеко отставив руку со шприцем. Николай сидел на кровати и орал от ужаса, его трясла мелкая дрожь. Вдруг, то ли взяв себя в руки, то ли в полном изнеможении Ольга села в кресло, ножки которого уже на несколько сантиметров стояли в крови, и исхитрилась вырвать из руки шприц. Поток, исходящий из маленькой ранки, широким лучом бил во все стороны, быстро наполняя всю комнату. Она взглянула на мужа и увидела, как в его глазах ужас сменялся восторгом.

        В дверь позвонили.
        - Снизу? - спросил он.


Записаться в Партию "Евразия", приобрести все доктринaльные материалы и книги А.Дугина  и др. литературу Вы можете, справившись по тел.
(095) 3107397, (095) 3107198, (095) 3105172 
Адрес: Москва, Азовская ул. д.6, строение 3, 9 этаж 
Фонд "Единение"-ЦГЭ 
Проезд:М. Нахимовский Проспект 
(выход вперед по ходу поезда от центра)

Хочешь увидеть наши евравзийские сны?
Список рассылки 
ДВИЖЕНИЕ "ЕВРАЗИЯ"

Реклама

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!