::  Новости  ::  Документы  ::  Теория  ::  Публикации  ::  Пресс-центр  ::  F.A.Q  :: 
Партия «Евразия»
Международное Евразийское Движение
Rambler's Top100
Пресс-центр
Коммюнике >>
Персоналии
Александр Дугин >>
Талгат Таджуддин >>
Поиск
Ссылки

Геополитика

Арктогея

Портал Евразия


Вторжение

Андрей Езеров

Творчество Натальи Макеевой

Мистерия бесконечности





Rambler's Top100

..
Что же произошло? О чем говорит теракт?

«Московский комсомолец в Красноярске. 19.09.2001

Трагедия, случившаяся в США, раньше была невозможна. Когда на планете царило противостояние двух сверхдержав, такая террористическая атака вела к атомной войне, и подобную провокацию еще в зародыше пресекли бы если не сотрудники ЦРУ США, то специалисты КГБ СССР. Да и не было у международных террористов повода вмешиваться в «холодную войну» гигантов.

За последнее десятилетие ХХ века мир изменился кардинально. Правда, в Америке этого не осознавали, воображая, что после устранения геополитического противника Соединенным Штатам бояться уже некого. Оказалось – это ошибка. Сейчас США очутились, как в глупой игре, в ситуации, когда после удара в спину игрок оборачивается и пытается угадать: кто его только что стукнул?

Что же произошло? О чем говорит теракт, устроенный неизвестными диверсантами? На эти вопросы корреспонденту «МК» – в Красноярске» отвечают эксперты – Павел КЛАЧКОВ, аналитик-политолог, член Политсовета общероссийского движения «Евразия» и Владимир ЧЕРНИКОВ, бывший офицер КГБ СССР, а ныне – вице-президент Союза сибирских предприятий безопасности, член Красноярского отделения ОПОД "Евразия".

– Павел Владимирович, вы, как я знаю, не только пристально изучали проблему международного терроризма, но в качестве одного из экспертов по проблемам безопасности участвовали в разработке важных политических документов. Каков ваш комментарий к трагическим событиям?

– Поразительно, что террористический акт в далекой Америке вызвал столь бурную реакцию в России, причем не только на уровне правительства, но и среди региональных политиков – даже у нас, в Сибири. Если бы международные террористы уничтожили Красноярскую ГЭС и краевой центр смыло Енисеем, уверяю вас, мир в целом остался бы невозмутим – не было бы криков об «угрозе мировой цивилизации», а в США никто бы и не подумал объявлять общенациональный траур.

Реакция нашего народа понятна: для российских людей характерны не только отзывчивость и сострадание к чужому горю, мы всегда остро воспринимали и воспринимаем любые политические перемены в мире – наше национальное сознание настолько широко, что объемлет всю планетарную реальность. Если мы посмотрим, как комментируют американскую катастрофу в других странах, то заметим, что обычно выделяется какой-то узкий аспект: страны-сателлиты спешат «прогнуться» перед своими заокеанскими руководителями, выражая им преданность; в странах, обиженных США, народ злорадствует, а Израиль, например, видит в теракте подтверждение правоты собственной политики в отношении арабов.

Но возьму на себя смелость утверждать: только у нас наблюдается такая открытая, душевная и порой чересчур эмоциональная реакция. Поэтому именно в России на первый план выдвинулся анализ наиболее существенных – геополитических – последствий трагических событий в Нью-Йорке и Вашингтоне.

У этого террористического акта, конечно, есть элементарная материальная составляющая – последствия, которые могут быть ликвидированы. Можно построить новые небоскребы, восстановить здание Пентагона, в новые офисы принять, как это ни кощунственно прозвучит, новых сотрудников. Все это для богатой Америки не составит труда. Однако не удастся вернуть в прежнее состояние общественное сознание людей. Здесь произошли необратимые изменения: событие стало катализатором процесса переоценок.

Террористический акт предстал неким «пиаром на крови», разрушающим стереотипы, которые до этого были глубоко укоренены в сознании мирового сообщества. Произошла целенаправленная атака не на США, как государство, а на те символы, которые оно сделало знаками современной цивилизации. Небоскребы Всемирного торгового центра – символ торгово-финансового могущества, а Пентагон – символ военной машины, охраняющей это могущество. Теперь символы низвергнуты, разрушена схема глобального мироустройства, в котором торгово-финансовая составляющая цивилизации господствует над другими.

– Теперь уже голливудские боевики, где американский «крепкий орешек» в одиночку срывает все планы террористов, будут восприниматься скептически.

– Дело не только в этом. Вспомните – на весь мир по ТВ демонстрируется картина: горит штаб американских вооруженных сил, рушится цитадель мировой торговли. Вертикальные здания Всемирного торгового центра – символ финансового плодородия; осуществлен опыт символической кастрации. И всем – пусть пока на подсознательном уровне – становится ясно: столица мира – Нью-Йорк вкупе с Вашингтоном, где принимались решения, влияющие на судьбу всего человечества, на самом деле беззащитна и уязвима...

– Как Багдад и Белград, как дискотека в Иерусалиме или пивная в Ольстере... Я помню, как повлияли на миф о советском могуществе катастрофа в Чернобыле и приземление спортивного самолета на Красной площади.

– Да, американский миф тоже разрушился. Опорочена модель однополярного мироустройства, которую США за последние годы усиленно навязывали человечеству. Америка пыталась играть роль мирового правительства, мирового банкира, мирового жандарма, роль мирового воспитателя. А теперь у этого «преподавателя» отобрали указку, испортили наглядные пособия, теперь этому педагогу уже не доверят вести предмет, поскольку под сомнение поставлен уровень его квалификации.

Ныне на первый план выдвинулась другая модель: многополярный мир, где существует несколько центров со своими геополитическими, культурными, национальными особенностями и ценностями. Другое дело, как эта модель будет реализовываться. Примут ли лидеры США решение об ограничении сферы своих интересов атлантическим регионом, или Америка попытается сделать последний рывок – постарается показать свою силу, отомстить врагам... Судя по всему, именно это сейчас и происходит. В США не собираются ждать решения мирового сообщества, не ждут санкций ООН на нанесение ударов по базам террористов. По сути дела, выдвигается лозунг: «Кто не с нами, тот против нас».

- Сейчас теракт однозначно связывают с исламскими боевиками, можно ли считать такую связь бесспорной?

- Во-первых, ни в коем случае нельзя отождествлять экстремистов с исламом как вероисповеданием. Мы знаем, что мусульманская религия также провозглашает ценность человеческой жизни, как и христиантство. Тем более что исламские экстремисты – те же ваххабиты или движение «Талибан» – некогда подпитывались Великобританией и США для борьбы с российским влиянием. Во-вторых, не может настораживать, что слишком уж явные улики и так быстро обнаружили следователи ФБР... Вот нашли автомобиль боевиков, а в нем – пособие по пилотированию самолетов. Представьте картину: смертники перед тем, как пойти на дело, сидят и лихорадочно, как нерадивые студенты перед экзаменом, перелистывают учебники... Есть здесь что-то искусственное. И вообще, мы знаем только то, что сейчас раскручивают западные СМИ, а ведь медиапространство, как известно, хорошо управляемо.

Между тем высказываются и альтернативные версии. Есть даже гипотеза о том, что теракт – элемент «гражданской войны» в самих Соединенных Штатах. И речь должна идти не только о конкретных исполнителях чудовищной акции, но и о тех, кто к этому подталкивал. Кому это выгодно? Специалисты высказали мнение, будто так называемым мондиалистским силам, теневому «мировому правительству» не нравилось, что США, как отдельное государство, ведет себя слишком самостоятельно, заявляя претензии на лидерство. Есть глобалистские силы, которые мыслят мир в виде однородной системы, где все государства равно зависят от мировой финансовой олигархии. Поэтому можно представить и определенные круги, которые такой процесс «уравнивания» могут искусственно подталкивать. В конечном счете цель этой акции будет ясна только тогда, когда станут явными ее последствия. Лидер движения «Евразия» Александр Гельевич Дугин сравнил теракт в Америке с тем убийством в Сараево, после которого началась Первая Мировая война.

– Вы хотите сказать, что начнет нарастать международная напряженность, что государства будут проявлять больше агрессивности?

– Я бы не стал делать столь прямолинейных выводов. Международная политика – это не физика, где напряжение измеряется вольтметром. Можно с уверенностью утверждать только одно: взрывы в Нью-Йорке и Вашингтоне - не военная диверсия, а атака на символы, обозначавшие мощь американского господства. Оказалось, что претензии на мировое господство – тщетны.

– Ведь атака могла и провалиться, но она оказалась успешной... Недовольных политикой США много, и какие-то акции протеста можно было предвидеть, но ведь никто не ожидал, что США – с их спецслужбами, разведкой, станциями космического слежения и силами ПВО – окажутся уязвимы в самом сердце государства.

– Да, именно успех терракта и показал, что единоличное господство на планете не под силу даже такой мощной стране, как США.

– Какие же выводы мы должны сделать из всего этого здесь, в России?

– Во-первых, как я уже сказал, приоритетной моделью мироустройства стала теперь многополярность. Евразийская практика давно выдвинула этот геополитический идеал, а внешняя политика РФ в последнее время именно многополюсный мир провозглашала своей целью. Поэтому авторитет России в глазах мирового сообщества будет возрастать. Во-вторых, перед лицом новых угроз безопасности страны, Россия должна сплотиться: общество, раздробленное по классовому или национальному признаку, не сможет достойно встретить вызовы внешнеполитической реальности. Необходима долгосрочная стратегия, которую выстраивает государство на международной арене, невзирая на ситуационные изменения и мировую конъюнктуру. Нужны также силы и ресурсы для реализации такой стратегии и личность, которая символизировала бы эту политику.

Еще недавно наши либералы смотрели Америке в рот, готовы были «лечь» под США по любому случаю, а так называемые патриоты завидовали американской мощи и ностальгировали по имперскому могуществу СССР. Теперь все должны понять: однополярного мира не будет. А для того, чтобы в новых условиях многополюсной планетарной реальности занять достойное место, надо создавать евразийский блок – на базе стран СНГ и сопредельных союзных государств.

Отвечает Владимир Черников, бывший офицер КГБ СССР, а ныне – вице-президент Союза сибирских предприятий безопасности, член Красноярского отделения ОПОД "Евразия"

– Владимир Васильевич, вы по роду бывшей службы имели доступ к специальной информации о терроризме, происходило ли когда-нибудь что-то подобное?

– Удар самолетом, управляемым камикадзе, по жизненно важному гражданскому объекту в мировой практике терроризма еще не встречался, если, конечно, не считать случаев во время боевых действий эпохи Второй Мировой войны. Тем более что здесь мы имеем дело не с нанесением материального ущерба военной силе, а с типичным актом «общественного террора». Это неофициальное название имело хождение в органах КГБ, когда я там работал. Так характеризуют теракт, направленный не на конкретное лицо, а на дестабилизацию обстановки. Например, в 1978 году в СССР националисты устроили взрыв в московском метро.

– Но ведь в США акт был направлен не против общества, а, скорее, против государства в целом.

– Кроме несопоставимых масштабов разрушения, существенной разницы нет. Ведь в СССР тот террористический акт тоже был нацелен против системы и политики государства.

– Нынешние события в США отличаются от привычных террористических актов еще и тем, что не было никаких политических требований, предварительных угроз, и до сих пор нет ясности, так сказать, с «авторством». Чем это можно объяснить?

– Знаете, мне всегда казалось странным, что на Западе террористы в открытую объявляют о своих делах, ведь вор, к примеру, не кричит «Я украл!» Обычно о себе заявляют, когда хотят «заработать авторитет». Видимо, в данном случае те, кто сделал это, не нуждаются в славе. Они сделали, и знают – зачем это сделали. Часто сама акция дает исполнителю моральное удовлетворение. Скажем, в 70-е годы в Назарове кто-то взорвал памятник Ленину, но кто это сделал – до сих пор неизвестно.

– А какие еще теракты совершались в нашем крае?

– В 1986 году были взрывы в Норильске, которые устроил один шахтер-взрывник в знак протеста. Были покушения на теракты, которые успешно пресекались, было баловство мальчишек. Но о каких-то террористических группах и речи не заходило. А сейчас, как известно, теракты происходят на криминальной почве.

– Но ведь существуют угрозы чеченских террористов, может ли повториться у нас «американская трагедия»?

– В США, как сообщалось, террористы с ножами беспрепятственно проникли в кабину пилотов, а на внутренних рейсах там нет вооруженных сотрудников сопровождения. У нас же меры безопасности более жесткие. В советские годы, когда угроза терроризма была неизмеримо меньше, нежели сейчас, против возможных террористов направляли очень серьезные силы. Мощно работала агентура, упреждающая любые действия такого характера. Я тогда служил в КГБ и могу свидетельствовать: попытки терактов пресекались в зародыше. Полагаю, что сейчас возможности ФСБ только возросли. В Красноярске действует региональный антитеррористический центр.

– Чего, на ваш взгляд, террористы добивались в США?

– У тех, кто стоит за этой акцией, мышление, если так можно выразиться, общепланетарное. Они, судя по всему, хотят изменить в целом расстановку сил, которая сейчас сложилась.

– США действительно вели себя вызывающе: бомбежки Ирака, Югославии, открытый шпионаж над территорией Китая, вмешательство в дела государств во всех точках планеты. А во многих случаях обиженные не обделены финансовыми возможностями и отличаются боевыми качествами. Неужели у правящих кругов и спецслужб США не было мысли, что можно ожидать ответных действий?

– У Америки, видимо, сложилось ложное представление о своей безнаказанности и неуязвимости. Так бывает у подростков, которые в своем классе не встречают отпора и начинают задирать всех подряд.

– Психологически это объяснимо, но ведь у спецслужб должны быть просчитаны все мыслимые и немыслимые варианты терактов.

– На производстве техника безопасности корректируется «по следам» реальных трагедий, как выразился один мой знакомый специалист по ТБ – инструкции «написаны кровью». Точно так же и принципы государственной безопасности основываются на опыте реальных событий. Можно спорить о том, хорошо это или плохо, но такова практика. Никто не будет вкладывать огромные деньги в обеспечение безопасности от «мыслимых и немыслимых» бед. Теоретические измышления киносценаристов – это одно, а затрата миллиардов на обеспечение охраны всех американских небоскребов от встречи с крылатыми террористами – другое.

– На ваш взгляд, подготовка такой террористической операции потребовала больших финансовых вложений, технических ухищрений, профессионального умения?

– Безусловно. То, что мы увидели – лишь верхушка айсберга. Это не акт отчаяния нескольких фанатиков. Требовалась не только детальная разработка нескольких вариантов, требовались и обучение, и тренировки. Было вовлечено множество людей и, конечно, удивительно, как ЦРУ и ФБР не заметили этого. Ведь, судя по официальной информации и пропагандистским фильмам, агентурные вопросы у них поставлены хорошо.

– Могло ли быть так, что операцию осуществили совместно несколько террористических групп?

– Очень маловероятно. Люди – материал ненадежный, и уже на стадии предварительных переговоров спецслужбы получили бы достаточно информации к размышлению. Видимо, была только одна глубоко законспирированная группа, опирающаяся на чью-то государственную поддержку.

– Не станет ли этот теракт «образцом для подражания»?

– Вполне возможно. Эта операция показала: подобные действия не фантастика, они вполне осуществимы. Подражатели могут найтись. Я считаю, что не только народ США, но и все люди на планете должны извлечь из этих событий урок. Любые резкие действия в такой сложной системе, которую представляет собой человечество на Земле, всегда вызывают противодействие. В событиях, которые произошли в США, угадывается нечто стихийное – вроде землетрясения. Будто сама планета отреагировала на чересчур самоуверенные действия людей.

Беседовал П. Полуян



English Italiano Deutche
Сделать стартовой страницей Почта На главную страницу
Тезисы Евразии

«Развитие культурного процесса евразийство видит в обращении к корням, в органичном синтезе древнего и современного. Приоритетным должно быть именно народное творчество, продолжение и возрождение традиций».

А. Г. Дугин


Спецпроекты
Геополитика террора >>
Исламская угроза или угроза Исламу? >>
Литературный комитет >>
Сайты региональных отделений «Евразии»
Санкт-Петербург >>
Приморье >>
Якутия >>
Чувашия >>
Нижний Новгород >>
Алтайский край >>
Волгоград >>
Информационная рассылка
ОПОД «Евразия»

Реклама




 ::  Новости  ::  Документы  ::  Теория  ::  Публикации  ::  Пресс-центр  ::  F.A.Q  ::