Index      Тексты      E-Mail      Ссылки      Вторжение      Андрей Езеров      Гостевая книга   

СТАРАЯ ЗЕМЛЯ


     Где ты, старая, привыкшая ко всему земля, пережившая своих сыновей? Где твоя тишина, где твое терпение... Сейчас я живу в мире, где слишком много быстрых вещей, слишком много проблем...

     Я помню тебя такой, какой ты была до начала побега, до моей свободы, до нашего общего безумия. Улицы, покрытые мокрой, душистой листвой, грязные, но счастливые дети, играющие во что-то наредкость бессмысленное. Скрип фонаря - жалобный плач замерзающего в нобрьской грязи бездомного пса. Тощие собаки с горящими глазами, исчезающие в кустах акации. Серое небо, забывшее о нас, но еще дышещее теплом. Стая голубей, которую я приручила, а потом уехала в город.
     Я до сих пор помню брань давно умерших старух, тогда она была не более чем честью страны звуков и образов, тогда моя жизнь еще мало кого волновала... Редкие глухие выстрелы на дальнем стрельбище, невообразимый грохот, доносящийся с ближнего. Мы так привыкли ко всему этому, что просто не обращали внимания, никто тогда ничего не знал о уличных разборках и "малых" войнах.
     Бесконечные составы, проходившие по железной дороге - мы бегали на них смотреть, еще не зная, что они иногда сходят с рельсов, и такие забавные пуза- тые цистерны проливаюся, уничтожая все живое на много десятков метров вокруг.
     Цыганские дети с соседней улицы - я дружила с ними, хотя все их побаивались - как бы чего не украли. Но им и в голову не приходило что-то брать в нашем доме, кроме прошлогодних конфет, которые они нашли как-то раз, придя по весне ко мне в гости. Не так давно один из тех мальчишек погиб - разбился на машине на во время собственной свадьбы. Мне жаль его, искрене жаль, он был частью моего прош- лого.

     А еще было много людей, которых я уже не помню, да они изменились, так или иначе - я не узнаю их. Да это и не к чему - прошлое хорошо тем, что можно его вспомнить. А если вернуться туда, не почувствуешь ничего, кроме разочарования, не найдешь ничего, кроме собственной глупости, вернее - того, что я теперь могу назвать глупостью. То, чего еще не было, когда мой мир еще не родился, были лишь обравки чужих фраз, образы и вещи, над которыми не приходилось задумываться, вопросы, на которые хоть и не было ответа, но они не тяготили, не возвращались ко мне изо дня в день, не пугали. Сейчас все иначе, все совсем по-другому. Но и я изменилась, я стала другим человеком. Я не хочу возвращаться обратно. Там меня никто не ждет - моей матери в том мире столько же лет, сколько мне сейчас, там живет наша старая собака, которая меня вряд ли узнает. Так по улицам бродет последний на свете старьевщик, но и ему нечего будет мне сказать - это в сказке он оказался бы мудрецом или волшебником. Нет, теперь я вспоминаю, что он был обычным алкоголиком, каких у нас великое множество. Еще я рисовала летающих собак - в космосе, просто - летающих, выше деревьев, выше домов. Вешала кукол на дверной ручке, потом рассаживала их вокруг коробки из-под радиоприемника - на всю ночь, ждать кого-то, кого - не помню. Да это и не важно, ведь все равно к ним приходили только мои ночные кошмары - где начинались эпидемии и ядерные войны, все мои близкие погибали, а мне было страшно и одиноко.


    Наверно, я не просто так помню все это. Наверно, в один прекрасный день я найду там нечто большее, чем обрывки выцветшей ткани детских воспоминаний.

Реклама

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!