Index      Тексты      E-Mail      Ссылки      Вторжение      Андрей Езеров      Гостевая книга   

ТВОРЧЕСТВО - ЭТО ПРИПАДОК

Интервью с Натальей Макеевой на портале "Паттерн"

(2002 год)

ПАТТЕРН: Твою прозу некоторые относят к так называемому метафизическому реализму или новой мистической волне. Имеет ли это под собой основания и как ты вообще относишься к разным "ярлыкам"?

МАКЕЕВА: Отношусь спокойно. Что касается основания, то мне кажется, что со стороны виднее. Я бы не решилась отнести свои тексты к каким-то направлениям. Соответственно, ни под какие направления тексты и не подгоняются.

ПАТТЕРН: Коли речь зашла о направлениях... А как ты считаешь, могла бы ты написать, допустим, детектив, роман ужасов или женский роман? Или собственный стиль накладывает-таки какие-то ограничения на форму и жанр текста, который создаёшь?

МАКЕЕВА: Детектив - это маловероятно. Не читаю их (Шерлок моего детства не считается) и мало понимаю сам жанр. Роман ужасов - в принципе, если я пишу "рассказы ужасов", то и роман можно. Хотя в общепринятом понимании жанр этот себя исчерпал, обилие низкопробной продукции такого рода - очевиднейший признак вырождения. Женский роман - вообще не понимаю, что это такое. Какой-то нечитаемый бред. С таким же успехом можно смотреть сериалы. Похулиганить по части написания порнухи - шутки ради можно было бы. Но это несколько из другой серии. Стиль, мне кажется, не накладывает особенных ограничений. Ведь не мешает же мне он писать обычные журналистские материалы. Накладывает скорее то, что мне самой интересно. Вот женский роман и детективы - совершенно не интересно.

ПАТТЕРН: Пару раз натыкался на информацию, что Мамлеев называет тебя своей ученицей. Считаешь ли ты его своим учителем? Вообще, как ты думаешь, что больше всего повлияло на тебя как прозаика?

МАКЕЕВА: Мне сложно назвать Мамлеева своим учителем, потому как в таком стиле я писала ещё до прочтения его вещей, скорее речь может идти о какой-то общей близости. Духовной, если можно так выразиться. Определённое влияние он, тем не менее, на меня оказал, но это уже относительно недавно. Ещё раньше огромное впечатления на меня, ещё почти ничего не писавшую, оказал Саша Соколов. Это в школьные годы было. Чуть позже - вещь под названием "Аттракционы", опубликованная в журнале "Твёрдый знак" под псевдонимом "Гуру" (не уверена, что имею право раскрывать реальное имя автора). Вот что оказало на меня влияние.

ПАТТЕРН: Можешь назвать несколько любимых книг и авторов? Фильмов?

МАКЕЕВА: Книги - "Школа для дураков" Саши Соколова, "Шатуны" Юрия Мамлеева, уже упоминавшиеся "Аттракционы" Гуру. Недавно прочла "Укус ангела" Павла Крусанова и подумываю о причислении её к любимым книгам. С глубочайшим уважением отношусь к Курту Воннегуту. К фильмам отношусь с большим подозрением. Любимых, пожалуй нет. На полке помимо разных клипов стоят такие кассеты: "Прирождённые убийцы", "Апокалипсис сегодня" и "Два капитана-2".

ПАТТЕРН: Клипы... А какую музыку ты вообще смотришь-слушаешь? Что для тебя главное в музыке, ну и заодно в литературе?

МАКЕЕВА: Готику (не всю, естественно) люблю - "Лакримозу", "Театр Трагедии", "Атросити" (немецкая которая), Дум - "Терион" тот же, местами - "Тиамат". Их же смотрю - хорошие такие три сборника вышли "Beauty in Darkness". Из русскоязычного - "Гражданскую Оборону", "Агату Кристи", отдельные вещи других "русских рокеров" - "Сплина", "Би2" и иже и ними. В музыке главное в первую очередь - чтоб у меня с ней происходил резонанс, комплиментарность на уровне энергетики, что ли... Во вторую - тексты, потом - музыка. Беда в том, что если нет резонанса этого, хороший текст воспринимается как "телега", а не как песня... Многие исполнители, мне кажется, поют сейчас просто что бы петь, ничего не вкладывая. Им и самим уже всё равно, они и живут, наверно, на автопилоте. Слушать тех же "Кукрыниксов", извините, скучно (хотя о вкусах, безусловно, не спорят). Что главное в литературе - не знаю, я читаю/пишу по принципу "нравится-не нравится", причём это зависит ещё и от настроения.

ПАТТЕРН: Твоё творчество достаточно психоактивно и даже слегка шизофренично (в хорошем смысле). Каково твоё личное отношение к изменённым состояниям сознания?

МАКЕЕВА: Творчество - по умолчанию акт изменения сознания, можно даже назвать это припадком. Время от времени мне кажется, что пишу не совсем я. Практически невозможно быть в творчестве и в жизни одним тем же человеком, по крайней мере - постоянно, ежесекундно. Вот Александр Блок - как раз яркий пример... По-любому пишущий является не вполне самим собой (не фиксировано заданной единицей с известными параметрами), в некотором смысле переживает шизоидное состояние - в хорошем смысле этого слова. Контролируемое раздвоение (да хоть растроение) не разрушает, скорее - наоборот.

ПАТТЕРН: Не так давно ты родила дочку. Как ты считаешь, это событие внесло какие-то изменения в твой стиль и вообще в сам подход к творчеству?

МАКЕЕВА: Я считаю что не внесло, хотя, опять же - со стороны должно быть виднее. Может быть, это и плохо, может просто пока мало времени прошло и изменение будет заметно чуть позже.

ПАТТЕРН: Твои хакерские будни уже миновали или ты всё ещё порой участвуешь в подобных "мероприятиях"? :) И если уж заговорили о хакерах, то как ты относишься к киберпанку (речь о литературном жанре, а не о субкультуре)?

МАКЕЕВА: Не хакер я! Автоэкзек.бат толком настроить не умею, программировать - тем более. В комповой части я всего лишь более-менее продвинутый пользователь. Киберпанковская субкультура мне отчасти симпатична, в жанре мало чего понимаю. Размытое понятие, однозначно не знаю, что к нему отнести, а что нет.

ПАТТЕРН: Одно время ты была тесно связана с различными политическими партиями... Как по-твоему, стоит ли совмещать политику с литературой или литература должна пребывать вне политики?

МАКЕЕВА: Ну, самое главное - не должна она. Может пребывать, может и не пребывать - теоретически. Практически же выходит так, что некоторые вещи намного теснее связаны друг с другом, чем это может показаться при поверхностном рассмотрении. То есть заявление "я - писатель и вне политики", - мягко говоря лукавство. Любой автор, утверждающий подобное, всё равно имеет своё мнение относительно тех или иных событий, персоналий, высказываний из мира так называемой "политики", да и вообще из окружающей реальности. А мнение нужно либо уметь отстоять, либо найти в себе смелость от него отказаться. Кстати, если хорошенько проанализировать произведение самого, казалось, аполитичного автора, можно определить его мировоззренческие (в том числе - политические) установки. Вне политики автору реально быть, лишь полностью абстрагировавшись от всего мирского. Для этого надо поселиться в лесу, скит там построить, молиться и размышлять, а в перерывах - записывать ощущения. Достичь этого состояния, не покидая мира, до невозможного сложно.
Словом, мне кажется, что совмещать стоит и это честнее, чем делать вид, что не совмещаешь:

ПАТТЕРН: Разделяешь ли ты литературу на сетевую и бумажную? К слову, у тебя книги никакой не намечается? Я имею в виду полноценный авторский сборник, а не очередное участие в каких-либо компиляциях...

МАКЕЕВА: Сетевой литературы нет. Есть литературные произведения, размещённые в сети. Если, конечно, не называть <сетевой литературой> тексты, в силу тех или иных моментов понятные только читателю-представителю так называемого <сетевого сообщества>: Книги у меня пока не намечается. В будущем, думаю, обязательно наметится.

ПАТТЕРН: В основном, как прозаик ты работаешь в малой форме. Не возникает ли желания написать повесть, роман?..

МАКЕЕВА: Возникает. Но для этого нужно созреть. Не хочу разводить нечитабельную "воду" на пустом месте.

Реклама

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!