Index      Наталья Макеева      E-Mail      Ссылки      Вторжение      Андрей Езеров   Гостевая книга

ТЩЕДУШНЫЙ ПРЕСТУПНИК

"Мы не военные преступники, мы только исполняли приказы"

        1. Жил да был одни мальчик. Звали его, скажем так: Данилка. Данилка в свои восемь лет мальчонка был негодный: слабый, хилый, больной (астматический бронхит) да ещё, вероятно, не очень-то и умный. И картавил - как еврей. Был некрасивым, тщедушным и слабым. Да и семья была не то, что партработников или, там, военных или юристов, а то хотя бы прорабская, а так - "рабоче-крестьянская", то что говорится... Поэтому и учителя Данилку не боялись и очень-то даже недолюбливали, а уж вызывали его к доске или спрашивали с места уж точно, почаще других.
        Марья Ильинична, бывало, спросит его при всём классе: ну почему ты, Данилка, такой тупой и злющий? И как девочка плачет!, - добавляла она, больше уже обращаясь к классу.
        Дети кричали: он же даун. Даун!
        Дети Данилку не боялись, а за тщедушие не любили и нередко бывал он бит.
        Он читал много книжек и за это его ещё больше не любили.
        Данилка действительно ни с кем не дружил почем-то.
        2. И вот, на уроке как-о раз Марья Ильинична возьми, да скажи : Кто кем хочет стать? (в смысле профессии). Кто хотел быть летчиком, кто дипломатом, кто разведчиком, кто (прикола ради!), де, космонавтом, а Лёша Тов - художником (рисовал он и в самом-то деле неплохо). а девочки так врачихами да артистками. а одна модельером даже... И лишь Данилка, казалось, - вот смех, - хотел быть "учёным-историком". Вот умора! Вот смеху-то было. Да.
        Кстати, Олдос Хаксли в "Острове" писал, что таких детей, мальчиков, надобно принудительно лечить. От вождизма и героизма.
        3. Какой там героизм! Нередко бывал бит. И весьма изрядно...
        4. Спорт оставлял его равнодушным.
        5. Когда интеллектуальные одноклассники осваивали романы Дюма, а Лёша Тов добрался- даже до "Острова сокровищ", наш герой во всю читал Лескова, Дикенса и Честертона. Да и Блока стишки почитывал. Словом, был не таков, как все. И Хаксли был Динилкой недоволен.
        6. Как-то летом он удрал на весь день погулять. Пруды, поле, васильки.... Да, он как и все сверстники (учился он тогда в 4 или 5 классе, а может и в 6 уже?) мог (да и хотел порой) смотреть порнуху. Но, коль не как у людей... Вот в поле овражек, а дно-то обсохло давно. Глядь, вот это да, там "большие ребята" натурально "поставили раком" и вовсю "пялили" одну из самых бойких, задорных и зрелых местных девчонок (на год-другой постарше самого Данилки). Да. быть может, он испытывал похоть (кто знает?), - да!, но не привык он соваться не в свои, в чужие дела, да и видно было неважно, так как здоровяк Витька загораживал многое широкой спиной и толстым задом. Данилка повернулся и пошел восвояси, а, вдруг, ведь и ему могло б что-то попасть... Но, - таков уж человек... Хаксли, пожалуй, опять был бы недоволен.
        7. Далее был "Герой нашего времени"... А наш герой малость возмужал (хоть, по инерции, был всё ещё освобождён от "физ-ры"), окреп.
        8. Шли годы, было многое: окончание средней школы, неудачные экзамены в ВУЗ, юношеская неразделёнка, "Жан Сбогар", армия, дембель, Гоголь, Достоевский, "Житиё Аввакума, "Беловежский сговор" и расчленение страны, тоска, любовь к Родине, униженной Родине, любовь вновь (и снова - неразделёнка!) поражения и прочее. Песни Летова. Родители, увы, не пережили перестройки и умерли. Из родни кто помер, кто скурвился, кто вконец опустился, а кого-то и грохнули. Много было... и не было многого: настоящих "большой любви" и семьи, близких, дела.. Поступил-таки в ВУЗ.
        10. ВУЗ он так и недозакончил (из-за студенческих выступлений по призыву некого "фиолетового интернационала" против расчленения, ФСБ и ельцинской капитулянской политики и антинародного режима, который, якобы, "вот-вот падёт" (как бы не так). Да никому, Данилке тоже, уже и не нужно было всё это - "вышка" и всё такое.. К чему и зачем?
        11. Далее - Хаксли...
        12. Случайные приработки.
        Как-то при выходе с концерта (или выставки?) обратил внимание на попавшуюся на глаза барышню: по обычаю крашенную всю и "черноногую". Точнее - на ноги (юбка, стало быть, повыше колен)... Возраст и внешность (по обычаю) неопределённые, но, так, ничего... Дамочка явно скучала без кавалера: эй, дядя, угости - вина! Пришлось повернуть в буфет, взять массандровский портвешок и не худшего молдавского вина. Спустились к реке, перемолвились об искусстве (или музыке?) и качестве вина. Попробовали. Дамочка раскованно пожаловалась на одноклассника (одногруппника) кавалера, что не приходит и вообще... "А тебе только миньет". Бутылкой (с остатком жидкости) по башке (хорошо что не разбилась - должно быть, не сильно?), по хребтине при падении. Так. Задрал. Стянул. Засадил. Кончил. Помог подняться, оправиться, отряхнуться. Короче, Хаксли может быть доволен. Проводил до остановки даже.. Купил ещё бутылку - на дорогу. Без обмена адресами и комплиментами. Ничего.
        По счастию, обошлось без заразы и прочего.
        13. Знакомство с творчеством Мирчи Элиаде.
        14. Прошли ещё годы. Нашего героя спрашивают: а кем бы вы хотели стать?
        Военным преступником.
        Но закончен ли вполне наш рассказ?
        Как знать?

        Брат, ты ещё пока не человек...
        Но, как знать...

        Январь 2002

Назад!
 


 


 

Реклама

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!