::  Новости  ::  Документы  ::  Теория  ::  Публикации  ::  Пресс-центр  ::  F.A.Q  :: 
Партия «Евразия»
Международное Евразийское Движение
Rambler's Top100
Пресс-центр
Коммюнике >>
Персоналии
Александр Дугин >>
Талгат Таджуддин >>
Поиск
Ссылки

Геополитика

Арктогея

Портал Евразия


Вторжение

Андрей Езеров

Творчество Натальи Макеевой

Мистерия бесконечности





Rambler's Top100

..
Евразийское Обозрение №6

ЛДПР - театр одного актера

До конца 1980-х публичной политики в РФ не было (как, впрочем, и самой РФ), ибо не было ее субъекта. Партия-монополист не нуждалась в подобном механизме. Уверенному в своих силах властному центру не было нужды скрываться от общественности (таковой просто не существовало). Никто не предполагал, что на партийные решения можно как-либо повлиять снизу, электората не было даже в проекте. Наоборот, власть демонстрировала и декларировала свое присутствие и влияние; в стране и мире прекрасно знали кто в Кремле и на Старой Площади принимает конкретные решения – их портреты советский народ видел повсеместно.

Тектонические сдвиги, потрясшие страну и вызвавшие ее распад, не могли не отразиться на характере политических механизмов. Разбуженная горбачевской перестройкой толпа (увы, еще не общественность) властно требовала отчета у растерянных начальников, удивляясь собственной смелости. Одуревшее от новых реалий население, припав к телеэкранам, смотрело заседания Верховного Совета как спектакль с продолжением. Да, собственно, это и был телевизионный спектакль, сопровождающийся уже появившейся к тому времени телерекламой, другими ток-шоу и выступлениями шарлатанов-целителей.

Синхронно с этими телеиграми во властных структурах и около них стали появляться странные фигуры, часто с темным, а то и с криминальным прошлым; многие – на краткое время (тогда это называлось «хождением во власть»). Полным ходом шла подготовка к «большому дележу» государственной собственности; именно в этот период закладывалась основа будущих олигархических структур, составивших костяк того, что впоследствии назовут «семьей».

Реальная власть, управляющая процессами распада государства и передела госимущества, отныне предпочитает себя не афишировать и не выявлять механизмов принятия решений (большей частью коррупционного характера), а главное – скрыть «приводные ремни» этих механизмов, тянущиеся в западном направлении. Возникшая на рубеже 80-х и 90-х годов (и получившая в последующую ельцинскую эпоху дальнейшее развитие) публичная политика призвана была служить ширмой, дымовой завесой, маскирующей эти процессы.

Из всего российского политического спектра именно представительная власть (и в значительной мере судебная) в наибольшей степени носилаподобный декоративный характер. Именно туда и были направлены объективы телекамер, микрофоны и диктофоны журналистов, а также внимание публики.

Госдума призвана была изображать центр «истинной демократической власти», и стать ложной мишенью для общественного протеста, а так же высокоэффективным инструментом в выборных технологиях.

Образ власти, ее репрезентация таким образом отчуждался от власти реальной, от ее подлинных центров. Ёто отчуждение образа от реальности и есть (по Дебору) характерный признак Общества Зрелищ.

Любопытно, что в своем романе-утопии «Generation П» Пелевин почувствовал и обыграл сложившуюся в России ситуацию обособления образа власти от самой власти. По сюжету, реальная власть принадлежит Межбанковскому Комитету; правительство же, дума и даже президент оказываются всего лишь виртуальными образами, компьютерными анимациями. Основная задача формулируется одним из героев так: «Главное, чтоб у людей мозги были заняты и эмоции выгорали.»

В это «смутное время» на политической сцене и появилась ЛДПР (до 1992 года – ЛДПСС) со своим бессменным лидером – Владимиром Жириновским. Сейчас уже бессмысленно гадать был ли «проект ЛДПР» «хитрым» маневром уходящей в небытие КПСС, либо возник спонтанно – узнаем в свое время. Сама обстановка «большого политического спектакля» востребовала адекватных актерских дарований. И они появились.

Рассматривать ЛДПР в отрыве от ее лидера невозможно: это партия одной фигуры или, если хотите, театр одного актера.

«Играет роль, такую роль, и в этой роли, безусловно, он король...»

Жириновский (со своей ЛДПР) оказалсяблистательным (и высокооплачиваемым) актером политического театра России. И, кстати, неплохо подготовленым. Учеба в институте Стран Азии и Африки предполагала контакты, если не сотрудничество со спецслужбами. В годы горбачевской перестройки он успел побывать в рядах Демократического союза Новодворской, плотно пообщаться с политическими радикалами (в частности с Ёдуардом Лимоновым, который в 1992 году входил даже в «теневой кабинет» ЛДПР) и крайними националистами (С.Жариков был непродолжительное время главным редактором «Сокола Жириновского»).

Неиссякаемые эпатажи Жириновского, скандалы вокруг любого удобного повода, неизменно пользуются вниманием СМИ и отвлекают общественное внимание от подлинных центров власти и механизмов принятия решений. Казалось, актер прекрасно справлялся с поставленной режиссерами задачей превращения госдумы в громоотвод общественного недовольства. Если бы не особенности его сценических дарований.

Его актерское амплуа вобрало в себя все культовые советские пародийные образы, созданные Райкиным, Жванецким, Хазановым и прочими, но более всего образ «великого комбинатора», созданный Ильфом и Петровым.

А образ этот двойственен: будучи родом из «проклятого» прошлого, «великий комбинатор» своей игрой выявляет безжизненность этого прошлого, будучи проходимцем, он интуитивно находит «слабые места» новой реальности и, подобно компьютерному вирусу, внедряется туда поражая и одновременно выявляя эти «слабые места».

Подобно этому прообразу, актер и политик Жириновский амбивалентен. Своими шутовскими, циничными, а подчас и хамскими выходками в зале он как-то уж слишком дискредитирует представительную ветвь власти, настолько «слишком», что она перестает уже восприниматься кем-либо всерьез. Обыватель начинает искать истинных виновников своего плачевного положения.

То же, пожалуй, и с идеями.

Шут может высказывать высокие истины и глубокие мысли, но такова роль шута только в трагедии, таков закон этого жанра. Те же мысли высказанные в фарсе, непременно опошляются (часто до физиологического уровня), а то и завершаются крепким непечатным словом (и такое бывает).

Вряд ли кто-нибудь смог бы более удачно и эффектно нежели он дискредитировать либеральные идеи (разве только Новодворская). Но и идеи противоположного, т.н. «патриотического» направления он утилизует для своих нужд с той же небрежностью.

Будучи блестящим актером-провокатором, Жириновский постоянно играет идеями как «правых» так и «левых» (да и вообще любыми популярными идеями), доводя их до абсурда, выявляя их пародийную сущность. Быть может в этом его роль сходна с ролью, которую играл журналист Лео Таксиль во французском обществе середины 19 века (отмеченной А.Дугиным в «Путях Абсолюта»). Своими острыми публицистическими выступлениями Лео Таксиль провоцировал клерикалов и прогрессистов, обнажая их «гротескный идиотизм», который, возможно, «и есть самый выразительный признак пародии», определяемой Геноном как «легко узнаваемая печать дьявола».

Даже серьезные и глубокие идеи Жириновский не смущаясь и с ловкостью фокусника вставляет в гротескный контекст.

Уместно здесь привести цитату из статьи Дм. Радышевского («Соблазн евразийства»):

«Евразийские идеи духовидца Даниила Андреева («метаисторический зов» в расширении России на Восток и на ёг: занимать духовно полые пространства, культурно лежащие на более низком уровне, а не стремиться в Европу) карикатурно всплыли у Жириновского броском к Индийскому океану».

Ознакомившись с «10-ю пунктами программы Жириновского», любой здравомыслящий читатель бесспорно согласится с большинством из этих положений.

В самом деле, что можно возразить против повышения продовольственной безопасности страны, государственной поддержки науки, гарантии государства по сохранности банковских вкладов или государственной монополии на алкоголь.

Слушая те же программные идеи в изложении самого Жириновского с думской трибуны или в интервью, невозможно избавиться от впечатления будто услышал мысли Канта, изложенные языком Жванецкого в исполнении артиста Хазанова.

И все же, будучи человеком весьма неглупым и даже в чем-то талантливым, Жириновский иногда озвучивает мысли новые, соображения неожиданные и смелые, которые не могут себе позволить более «респектабельные» политики (например, о причинах сентябрьских терактов в США).

Но даже и этом случае происходит нарушение необходимых пропорций, неуловимая измена вкусу и зрелая, интересная мысль заканчивается пошловатой и визгливой «местечковой» интонацией.

Кажется, все, к чему он прикасается, немедленно подвергается вульгаризации.

«Ну что было в этом вертопрахе похожего на ревизора? Ничего не было! Вот просто на полмизинца не было похожего – и вдруг все: ревизор! ревизор!»

И, наконец, последний аспект на котором следует обратить внимание: роль Жириновского как политического «киллера».

Образ Хлестакова (как и прочих персонажей «Ревизора») Гоголь, похоже, утвердил в России на века. В смутные периоды российской истории, а их было немало, самозванные и безответственные политики (от Гришки Отрепьева до Гришки Современного) появлялись будто из каких-то инфернальных щелей в огромных количествах.

Глядя на многих политиков из «молодых», особенно политиков либерального направления, трудно удержаться от того, чтобы не приложить к ним блистательную гоголевскую характеристику Хлестакова: «...как говорят, без царя в голове, – один из тех людей которых в канцеляриях называют пустейшими. Он не в состоянии остановить постоянного внимания на какой-нибудь мысли. Речь его отрывиста, и слова вылетают из уст его совершенно неожиданно».

Тем не менее, с невероятной самонадеянностью (если не наглостью) берутся они решать судьбоносные для России вопросы, не забывая при этом, прежде всего, о своих собственных интересах.

Сталкиваясь с ними, провокатор Жириновский заставляет современных хлестаковых «выходить из роли», выявлять свою хлестаковскую сущность, чем естественно портит им «игру».

Часто, после «дебатов» с Жириновским, о карьере таких политиков можно забыть. В самом деле, можно ли серьезно воспринимать, например, Немцова в качестве кандидата в президенты. В случае подобной заявки достаточно будет прокрутить по телевидению запись его теледебатов с Жириновским, тех самых – «сочных», чтобы обеспечить ему сокрушительное поражение.

Кстати, этот прием на местных выборах использовали конкуренты той дамы-депутатки, которую Жириновский публично оттаскал за волосы; и прием сработал!

Возможно за эту роль «политического киллера» ненавистных властных персонроссийский народ и награждает «своего Жирика» аплодисменами и своеобразной «народной любовью».

Сегодня время Жириновского заканчивается.

Не то чтобы «общество зрелищ» покинуло Россию. «Великий передел» России конца 20 века практически завершен. Его главные фигуранты и победители – от олигархов до бандитов – заинтересованы теперь в законодательном, властном закреплении результатов.

Теперь они самостоятельно идут во власть чтобы лоббировать свои интересы на «высшем уровне» и договариваться о сферах влияния.

Наемные актеры им больше не нужны: реальная власть снова воссоединяется со своим зримым образом.

Властные коридоры все более наполняются серьезными людьми из спецслужб, вытесняя оттуда хлестаковых всех рангов. Образно говоря, когда восходит «заря в сапогах», музы должны замолкнуть. Возможно актеру-пенсионеру позволят еще выступить «на бис», но это будет его прощальная роль.



English Italiano Deutche
Сделать стартовой страницей Почта На главную страницу
Тезисы Евразии

«Теперь все зависит от наших усилий.
Никто не обещает только побед, повышения благосостояния или зрелищных акций.
Впереди ежедневный кропотливый труд, часто невидимый извне.
Впереди трудности и битвы, потери и страдания, но впереди также радость и Великая Цель!»

А. Г. Дугин


Спецпроекты
Геополитика террора >>
Исламская угроза или угроза Исламу? >>
Литературный комитет >>
Сайты региональных отделений «Евразии»
Санкт-Петербург >>
Приморье >>
Якутия >>
Чувашия >>
Нижний Новгород >>
Алтайский край >>
Волгоград >>
Информационная рассылка
ОПОД «Евразия»

Реклама




 ::  Новости  ::  Документы  ::  Теория  ::  Публикации  ::  Пресс-центр  ::  F.A.Q  ::