::  Новости  ::  Документы  ::  Теория  ::  Публикации  ::  Пресс-центр  ::  F.A.Q  :: 
Партия «Евразия»
Международное Евразийское Движение
Rambler's Top100
Пресс-центр
Коммюнике >>
Персоналии
Александр Дугин >>
Талгат Таджуддин >>
Поиск
Ссылки

Геополитика

Арктогея

Портал Евразия


Вторжение

Андрей Езеров

Творчество Натальи Макеевой

Мистерия бесконечности





Rambler's Top100

..
Евразийское Обозрение №3

Экспертная оценка: Генштаб и разведка

Николай Колокотов

Николай Колокотов – генерал-лейтенант, профессор кафедры Стратегии Академии Генерального Штаба.

Наблюдая за начавшейся «контртеррористической» компанией в Афганистане, нельзя не заметить определенное сходство с ситуацией 10-летней давности. Операция против Ирака организовывалась по похожему сценарию: сначала создавалась (или по крайней мере, «курировалась» американскими спецслужбами), сила, которая впоследствии демонизировалась мировыми СМИ, превращалась во врага «всего цивилизованого человечества», «преступника ∤1» и т.д. (10 лет назад это был Саддам Хусейн, сейчас – талибы и Бин Ладен). Затем, США под предлогом восстановления справедливости, решает свои стратегические и тактические задачи, зачастую имеющие отношение с сферам, далеким от войны и мира.

Мне неоднократно приходилось общаться с американскими «ветеранами» операции «Буря в пустыне», то, как они описывали подготовительный период операции, впечатляло. В Неваде, в пустыне был полностью симитирован театр военных действий грядущей операции: ландшафт, основные населенные пункты, цели для бомбометания и пр. В течении нескольких месяцев американские летчики в разное время суток репетировали свои действия. Там же проходили тренировки сухопутные силы (кстати, бронетехника США из-за иной структуры песка в условиях ведения реальных боевых действий оказалась небоеспособной).

Операция в Персидском заливе, таким образом, представляется преимущественно политической акцией, имевшей целью:

– получение реабилитационного эффекта, призванного нейтрализовать последствия «вьетнамского синдрома»;

– установление контроля за ценообразованием на рынке энергоносителей;

– путем участия в совместных боевых действиях укрепление НАТО и собственных лидерских позиций в блоке;

– контроль за обстановкой в регионе (как «рычаг» политического давления) путем обеспечения собственного военного присутствия на Ближнем Востоке.

– ультимативное требование в адрес ООН: полностью следовать в фарватере американских национальных интересов.

Можно сказать, что всех этих целей Америке удалось достичь. То есть, здесь мы уже имели дело с реальным использованием войны в качестве политического инструмента...

Зная американцев, их мощный инстинкт самосохранения, гипертрофированное чувство собственной значимости, болезненную реакцию на любые, даже самые незначительные, человеческие жертвы мне трудно поверить гипотезам о причастности к терактам 11 сентября каких-либо американских структур. Но то, что у Америки уже был четкий план действий на этот случай, по-моему, очевидно. То, как энергично и организовано действуют американцы, какой широкий круг стратегических и тактических вопросов они пытаются решить, использовав в качестве повода эти трагические события, позволяет говорить о наличии длительного подготовительного периода, в ходе которого, в частности, были созданы и организации, олицетворяющие сегодня «мировой терроризм» («Талибан» и «Аль-Каеда»).

У американцев сегодня есть уникальный шанс:

– нанести удар по интеграционным процессам в СНГ и Европе;

– закрепиться в Центральной Азии, поставив под свой прямой контроль Афганистан (с его транзитным потенциалом), а так же, Центральноазиатские страны СНГ;

– осложнить взаимодействие России и Ирана;

– окончательно утвердить себя в качестве непререкаемого мирового лидера.

Идеальным для США сценарием стало бы вовлечение в вооруженный конфликт России – это бы гарантировало для нее целую серию неприкращающихся войн «малой и средней интенсивности» по периметру ее южных границ (в полном соответствии с доктриной Збигнева Бжезинского).

В то же время, в интересах России было бы реальное втягивание США в войну в Афганистане, что было бы неизбежным, если бы американцы планировали проведение полномасштабной войсковой операции в Афганистане. Однако, помня о «Буре в пустыне» и военной операции НАТО в Югославии, наиболее вероятным представляются демонстративные ракетно-бомбовые удары и политические усилия по установлению в Афганистане полностью подконтрольного Америке коалиционного правительства. В этом случае для США действительно принципиальным становится расширение числа аэродромов базирования, что позволяет более обосновано требовать от Центральноазиатских стран СНГ их предоставления.

Вопрос о возможном применении тактического ядерного оружия остается открытым. Беспрецедентность терактов подразумевает беспрецедентные формы ответа, а уровень политической ответственности американского руководства позволяет предполагать использование любых, даже самых неадекватных форм реагирования. Если тактическое ядерное оружие, действительно, будет применено, это неизбежно будет иметь катастрофические последствия для ситуации в мире. Не следует забывать, что клуб ядерных держав уже пополнился Китаем, Индией, Пакистаном, Израилем. Свои ракетные программы есть у Ирана и Северной Кореи. В случае применения ядерного оружия Америкой нельзя будет исключать, как ядерный ответ со стороны исламского мира, так и использование ядерного оружия третьими странами для решения собственных проблем... Хотя, судя по начавшейся кампании, Америка выпустить этого джина из бутылки похоже все-таки не рискнет.

Для России в сложившейся ситуации должны стать:

– недопущение втягивания России (и стран СНГ) в конфликт с исламскими странами на стороне США;

– активизацию дипломатических усилий по предотвращению эскалации напряженности;

– использование сложившейся ситуации для международного признания адекватности действий России в Чечне;

– расширение помощи Северному альянсу и иным антиталибским политическим силам.

Из всех форм реакции на ситуацию в Афганистане именно помощь Северному альянсу следует признать наиболее соответствующей интересам России. Правда опасение вызывает послевоенная ситуация, когда политическое влияние на новое афганское правительство будет прямо пропорционально возможности оказывать разрушенной стране материальную помощь. Здесь Америка вне конкуренции. Однако, скорое установление в Афганистане мира все-таки представляется утопией, а значит, Америка (чтобы быть последовательной), возможно, будет вынуждена решиться на губительную для себя наземную операцию, а российская помощь силам Северного альянса, по-прежнему, будет серьезным (и безопасным для будущего России) фактором участия России в развязывании Афганского узла.

Другим важнейшим стратегическим направлением следует признать создание условий для формулирования консолидированной позиции по афганской проблеме России и Ирана. Оставляя за скобками антитеррористическую риторику, следует признать, что Америка в Афганистане стремиться выступить в роли силы, претендующей на то, чтобы продиктовать народу Афганистана новое политическое и общественное устройство. То, насколько эффективна Америка в роли миротворца, она наглядно продемонстрировала на Ближнем Востоке. Для России, Ирана и Центральноазиатских стран СНГ (в первую очередь, для имеющих в Афганистане многочисленные диаспоры Узбекистана и Таджикистана) было бы крайне важно прехватить инициативу у США и предложить свой вариант мирного устройства Афганистана. Не исключено, что впоследствии к числу стран-коспонсоров присоединится и Пакистан, которого фактор внутренней стабильности (и поддержка со стороны других влиятельных стран региона) могут заставить искать возможность освободиться от бесцеремонного вмешательства в свои дела со стороны США.

Борьба с «международным терроризмом»: Реальные возможности спецподразделений

Станислав Гранкин

Станислав Гранкин – полковник, бывший начальник разведки спецподразделения «Каскад-2».

В последнее времЯ мировые средства массовой информации пестрят сообщениями о том, что США планируют силами специальных подразделений осуществить захват и ликвидацию «террориста ∤1» Осаму Бин Ладена, якобы причастного к организации террористических актов в Нью-Йорке и Вашингтоне. Оставляя в стороне вопрос о личности предполагаемого организатора терактов, остановлюсь на специфике проведения таких спецопераций.

Во время афганской войны советский спецназ успешно решал такого рода задачи и накопил определенный практический опыт оперативно-боевых действий в условиях горно-пустынной местности (более того, спецподразделение «Вымпел» имела уровень подготовки, позволявший решать подобные задачи практически в любой точке мира). Для любого профессионала в области разведовательно-диверсионной деятельности аксиомой является то, что разработка и проведение таких операций базируется на следующих незыблемых принципах:

– секретность,

– скрытность,

– внезапность,

– получение подробной разведовательной информации об объекте и его окружении,

– расчет сил и средств,

– детальная разработка плана операции и его корректировка по ходу действий или при получении дополнительных или уточняющих разведданных,

– тренировки личного состава на местности или в услових приближенных к реальным

и многое другое.

Отработка всего комплекса мероприятий занимает довольно продолжительное время, измеряемое порою месяцами. Сама операция должна быть молниеносной и неотвратимой.

А как готовятся к проведению таких операций американцы? Разумеется, точно так же. Об этом свидетельствует опыт подготовки операции по освобождению бойцами американского спецподразделения «Дельта» сотрудников посольства США в Тегеране, захваченных в качестве заложников иранскими «стражами революции» в 1979 г. (кодовое название операции: «Орлиная кость»). Процесс подготовки, проходивший на высоком профессиональном уровне, подробно описан командиром «Дельты» полковником Бэквитом в его книге «Отряд »Дельта«.

К моменту проведения операции американцы имели подробную информацию о том, в каких помещениях посольства содержатся заложники, изучили систему внутренней и наружной охраны, обстановку на прилегающих к посольству улицах, получили ряд других сведений, необходимых для успешного завершения операции. На полигоне «Дельта» был построен макет здания посольства в натуральную величину, где бойцы спецподразделения в течение нескольких месяцев отрабатывали все детали и элементы операции. Каждый из них четко знал, что будет делать в каждый конкретный момент...

Как известно операция, несмотря на высокий профессиональный уровень подготовки, провалилась (с потерей части личного состава и нескольких единиц авиационной техники). Было упущено из виду то обстоятельство, что на Иранском нагорье много мелкой пыли. Десантные вертолеты подняли ее в воздух своими винтами, видимость стала нулевой, произошел непроизвольный таран – винт одного из вертолетов повредил топливный бак другого – произошел взрыв... Таким образом, мы видим, что даже идеальная подготовленность не гарантирует успех операции. Недостаточно же подготовленная операция, тем более, обречена.

Не следует так же воспринимать всерьез разговоры о боеспособносте и «афганском опыте» спецподразделений Великобритании. На сегодняшний день они серьезно уступают по уровню подготовки и оснащенности американским спецподразделениям, а их мифический «афганский опыт», приобретался в XIX веке, следовательно ценность его в современных условиях невелика.

Обратите внимание, на то, как много сейчас говорится о готовящихся спецоперациях. О какой скрытности и внезапности при этом может идти речь?

Безусловно Бин Ладен (если предположить, что все эти страсти вокруг «террориста ∤1» – не инсценировка) примет дополнительные меры безопасности. Например, станет постоянно менять место своего пребывания, что делает проблематичным само проведение операции, не говоря уже о ее успешном завершении.

Кроме того, характер проведения «антитеррористической операции» больше всего напоминаета «игру мускулов», имеющую целью разжигание военного психоза и «патриотической» истерии, к которым США уже прибегали в недавнем прошлом. Но как достижению декларированной цели – «борьбе с международным терроризмом» – могут помочь массированные бомбардировки с воздуха или обстрел крылатыми ракетами территории Афганистана?

Единственным результатом этих действий неизбежно станет дополнительное рекрутирование в террористические организации мусульман, желающих отмстить американцам (и тем, кто позволит им себя втянуть в альянс) – то есть, дальнейшая эскалация террора.

В условиях, когда террор вышел за рамки национальных границ, когда реальные террористические базы, бюро по вербовке наемников, представительства террористических организаций разбросаны по всему миру (в том числе и в странах Запада), эффективная борьба с терроризмом подразумевает целый комплекс юридических, административных, силовых и иных мер, которые должны приниматься везде, где присутствуют элементы «террористического интернационала». Попытка же решить проблему международного терроризма в рамках захваченой талибами части Афганистана (или путем ликвидации «Аль-Каеды» Бин Ладена) выглядит как откровенная «пиар-акция», рассчитаная исключительно на пропагандистский эффект. Тем более, что ни для кого не секрет, что и движение «Талибан» и Осама Бин Ладен со своей организацией обязаны своим существованием ЦРУ и его саудовским и пакистанским партнерам.



English Italiano Deutche
Сделать стартовой страницей Почта На главную страницу
Тезисы Евразии

«Евразийцы утверждали: для России одной только верности традиции – недостаточно. Ей необходимо уникальное сочетание консервативного и революционного начал. Россия должна активно модернизироваться, развиваться, частично открываться окружающему миру, и при этом строго сохранять и укреплять свою собственную идентичность...»

А. Г. Дугин


Спецпроекты
Геополитика террора >>
Исламская угроза или угроза Исламу? >>
Литературный комитет >>
Сайты региональных отделений «Евразии»
Санкт-Петербург >>
Приморье >>
Якутия >>
Чувашия >>
Нижний Новгород >>
Алтайский край >>
Волгоград >>
Информационная рассылка
ОПОД «Евразия»

Реклама




 ::  Новости  ::  Документы  ::  Теория  ::  Публикации  ::  Пресс-центр  ::  F.A.Q  ::