::  Новости  ::  Документы  ::  Теория  ::  Публикации  ::  Пресс-центр  ::  F.A.Q  :: 
Партия «Евразия»
Международное Евразийское Движение
Rambler's Top100
Пресс-центр
Коммюнике >>
Персоналии
Александр Дугин >>
Талгат Таджуддин >>
Поиск
Ссылки

Геополитика

Арктогея

Портал Евразия


Вторжение

Андрей Езеров

Творчество Натальи Макеевой

Мистерия бесконечности





Rambler's Top100

..
Евразийское Обозрение №3

«Евразийство сегодня – это борьба за мир»

Пресс-конференция лидера ОПОД «Евразия» Александра Дугина в пресс-центре газеты «Мир новостей»
17.09.01 г.

– Прежде, чем начать, я хотел бы проинформировать собравшихся о том, что я являюсь лидером Общероссийского Политического Общественного Движения «Евразия», зарегистрированного Минюстом 31 мая 2001 г. Таким образом, все сказанное мною – это не просто мое частное мнение, как геополитика и политолога. Мы обсуждали сложившуюся ситуацию с членами Политсовета Движения и пришли к определенных выводам. Я уполномочен ознакомить вас с ним. Среди участников нашего Движения есть серьезные ученые, компетентные специалисты во многих областях, ветераны спецслужб. В свое время, мы принимали деятельное участие в создании «Доктрины национальной безопасности РФ» (в частности, мы настаивали на внесение в доктрину пункта о многополярности, который считаем принципиально важным).

Евразийству уже почти сто лет. Эта идеология и философия достаточно развита, в ее становление вложили свой вклад такие выдающиеся мыслители, как князь Николай Трубецкой, Петр Савицкий, историки Георгий Вернадский и Лев Гумилев.

Прежде, чем приступить к разговору о новой мировой ситуации, сложившейся после потрясших Америку терактов, мне бы хотелось несколько слов сказать об основном принципе евразийской методологии. В его основе лежит геополитический подход. Геополитика утверждает, что в основе всей мировой истории находится неснимаемое противоречие между двумя типами цивилизаций: цивилизации Востока и Запада, суши и моря. Идеологическое противостояние, сиюминутные политические интересы вторичны по отношению к этому основному противоречию. С точки зрения геополитики, например, Российское государство, расположенное в естественном географическом центре цивилизации суши, во всех своих ипостасях (Московское царство, Российская империя, Советский Союз и современная демократическая Россия) играло одну и ту же роль. Ту же преемственность можно проследить и на противоположном полюсе.

Давайте попробуем описать мировую ситуацию накануне потрясшего Америку террористического акта. В этот момент мы стояли на пороге окончательного распада «Ялтинского мира» – системы международных договоренностей, возникших после окончания Второй мировой войны. Послевоенный мир был принципиально двухполюсным. В мире доминировали и конкурировали между собой две силы: Америка и ее союзники и СССР с государствами, находящимися в сфере его влияния. Именно они олицетворяли собой основные геополитические субъекты: Запад и Восток. Страны «третьего мира» представляли собой поле для единоборства этих основных сил. Террористическая деятельность в той системе была крайней формой столкновения двух цивилизаций. Террористические организации того времени не были чем-то самостоятельным. За каждой из них стояли спецслужбы одной из сверхдержав.

Но вот в 90-е годы происходит распад двухполярной системы. Евразия сужает зону своего влияния и де-факто отказывается от своих претензий на мировую гегемонию. В то же время, многие мировые структуры – в частности, ООН – продолжают действовать по «ялтинской» схеме. Возникает противоречие между формальным статусом России, как ведущей мировой державы, и реальным неучастием ее в глобальном противостоянии цивилизации Запада.

В этой ситуации многочисленные террористические группы, возникшие по инициативе СССР, теряют хозяина (здесь показателен пример Карлоса «Ильича» Рамиреса, который принял ислам). С другой стороны террористические группы, курируемые США, потеряли поле для деятельности, то есть, тоже оказались «бесхозными» (здесь крайне показателен пример Бин Ладена, который в период Советского присутствия в Афганистане был кадровым сотрудником ЦРУ). Таким образом, весь этот «террористический интернационал», некогда созданный сверхдержавами, оказался предоставлен сам себе, отныне ему предстояло самостоятельно искать себе применение. Это обстоятельство необходимо учитывать при разговоре о возможных организаторах и участниках терактов, недавно потрясших Америку...

Союзники США – страны Европы и Япония в условиях двухполярного мира были полностью подконтрольны Америке, которая обеспечивала им безопасность перед лицом «Советской угрозы». После разрушения «Ялтинского мира» этот аргумент сам собою отпал. Между ними обострились экономические противоречия. Теперь бывшие союзники Америки последовательно добиваются политической самостоятельности, становясь опасными конкурентами для американской экономики.

В то же время американская экономика характеризуется крайне перегретым фондовым рынком. Капитализация некоторых американских компаний превышает их реальную прибыль в разы (иногда даже в десятки раз!), что крайне опасно.

Таким образом, США оказались в своего рода «патовой» ситуации. С одной стороны, они уже вплотную подошли к мировой гегемонии. С другой, уровень проблем, с которыми им при этом приходится сталкиваться, и негативные тенденции, чреватые масштабными политическими и экономическими катастрофами, не дают им эту, почти достигнутую гегемонию, в полной мере реализовать. То есть, мы имеем дело с однополярностью, которой Америка фактически достигла, и, в тоже время, с множеством тенденций эту однополярность саботировать. В этом случае, в отличие от «ялтинской системы», у США нет конкретного противоположного полюса. Ему противостоит пестрая группа самых разных альтернатив, которые выступают за многополярный мир. Среди врагов однополярной глобализации: Европа и Япония (по экономическим соображениям), Россия и страны СНГ, Китай, Индия и Иран (по идеолого-стратегическим), исламский мир (по религиозным и культурным), малые страны «третьего мира» (для того, чтобы избавиться от жесткой доминации Запада мирным эволюционным путем). Таким образом, США вначале XXI века оказываются перед лицом складывающейся коалиции противостоящих им самых разных режимов и стран.

Одним из противников однополярной глобализации выступила ООН. В частности, недавно на конференции в Дурбане, вроде бы наиболее проамериканский из всех Генеральных секретарей ООН Кофи Аннан позволил себе крайне нелицеприятные высказывания в адрес Израиля, которому покровительствует США. Это очень серьезный симптом. С другой стороны, республиканцы в Конгрессе не раз выступали с инициативой роспуска ООН, мешающей реализации американских «национальных интересов».

Именно в такой ситуации Америка подвергается беспрецедентной террористической атаке. Что это означает?

Если бы террористических ударов не было, эта «патовая» для Америки и всего мира ситуация могла бы эволюционировать довольно долго. «Перетягивание каната» между откровенной однополярностью США и скрытой многополярностью практически всего остального мира могло продолжаться и пролжаться.

Но вот, совершаются эти теракты. С технической точки зрения это изумительная по точности исполнения и эффективности акция. Как утверждают профессионалы, ни одна из существующих террористических организаций не в состоянии осуществить подобное. В американских СМИ прошла информация о том, что при этом были отключены системы спутникового слежения, американская система ПРО была практически парализована. Все американские спецслужбы продемонстрировали вопиющую беспомощность. Все это говорит о том, что для совершения этого теракта были задействованы силы, сопоставимые с теми, что сейчас находятся в центре технологического контроля над цивилизацией. Кто именно – мы не знаем и вряд ли узнаем. Ясно, что не Бин Ладен, который если и имеет к этому отношение, то очень косвенное. К тому же, хочу напомнить, его организация «Аль-Каида», как и большинство других террористических арабских групп, в свое время, была создана при прямом участии США. Кстати, первая попытка совершить теракт в Нью-Йоркском WTC была предпринята другой афганской террористической группой ,в свое время созданной ЦРУ (что США были вынуждены официально признать). Она же ответственна за убийство крайне правого израильского политика Меира Кохане.

После того как мир увидел эту неслыханую по масштабам и дерзости акцию, описанная нами «патовая» ситуация не может больше развиваться эволюционно. Теперь, в самое ближайшее время, все участники мирового процесса будут вынуждены дать ответ: как они относятся к однополярной модели, которую навязывают всему миру США. Если США найдут достаточные ресурсы (в том числе и масс-медийные), а главное, политическую волю для того, чтобы переломить ситуацию и с новой силой навязывать миру свою однополярную модель, их статус мирового гегемона будет заново утвержден. Здесь прослеживается определенная аналогия с российскими событиями двухлетней давности.

Подобный вызов был брошен Путину, когда чеченские формирования вторглись в Дагестан, а в Москве были взорваны жилые дома. Путин на это ответил очень жестко и решительно, продемонстрировав волю к сохранению территориальной целостности России. Америка на своем, планетарном уровне сталкивается с подобным вызовом. Только мы должны были отстоять себя, как независимую региональную державу, а Америка вынуждена потверждать свое право быть единоличным, глобальным, ни с кем не считающимся полюсом новой реальности. В сложившейся ситуации США вынуждены действовать жестко и активно. Это, на мой взгляд, в ближайшее время приведет к роспуску ООН и к своего рода «списыванию» перегретого фондового рынка на нужды войны (в кризисные моменты Америка всегда прибегает к мобилизационным моделям, на время «забывая» об экономических свободах).

Таким образом, изменившаяся в связи с терактом обстановка – прекрасный повод решить наиболее острые из стоящих перед Америкой проблем. Но чтобы это стало возможным, Америка должна сейчас развязать, по сути, Третью мировую войну.

То, что США к такой войне готовятся, сейчас уже не вызывает никаких сомнений: не даром Америка объявила о чрезвычайном положении (мы к этой мере не прибегаем даже в ходе чеченского конфликта). Возникает вопрос: против кого? Для ответа на него следует вспомнить между кем в данный момент существует неснимаемое геополитическое противоречие. Между сторонниками однополярного мира (США) и многополярного (практически весь остальной мир). Следовательно, Америке предстоит развязать войну против всех.

Разумеется, не все в этой войне будут выступать в качестве жертвы. Не на всех упадут реальные бомбы. Но каждая страна, каждый из существующих в мире политических игроков уже получили или получат в ближайшее время своего рода систему ультиматумов, требующих от них определиться: или они с Америкой и полностью подчиняются ее воле (следовательно они обязуются помогать живой силой, техникой, базами, морально и пр.), или они объявляются пособниками террористов со всеми вытекающими отсюда последствиями. С точки зрения США все логично: Америка воюет с «мировым терроризмом», следовательно, все, кто ей в этом отказывается содействовать, – пособник врага.

Но это не единственный сценарий развития событий. Америке, как мировому гегемону, брошен вызов. Если она не отвечает адекватно (нанося противнику, избранному ею на роль виновника трагедии, ущерб, значительно превышающий ущерб, нанесенный ей), то ситуация будет развиваться в противоположном направлении, то есть мировая гегемония США ставится под вопрос, а остальные части мира (Россия, Китай, Иран и т.д.) получают значительно большие возможности. Америка же становится огромной, мощной, влиятельной, но все же региональной державой, возвращаясь к доктрине Монро, которая сужает зону американских «национальных интересов» до Западного полушария (на этом, кстати, настаивают многие крайне правые республиканцы).

Сейчас мир замер в ожидании. Никогда еще (возможно, кроме начала 90-х, когда рушилась двухполярная система) мы не переживали столь важный, столь решающий для дальнейшей судьбы мира исторический момент, в котором, в какой-то степени, концентрируется вся история человечества.

Я не берусь предсказать, как именно будут развиваться события. Но развиваться они могут только по указанным двум сценариям. Если Америка развяжет войну и заново утвердит свою гегемонию, это будет уже совсем другой мир, другое человечество. Для того, чтобы это стало возможным, США должны принести в жертву жизни множества ни в чем не повинных людей, а так же все формы суверенности (экономической, политической, ценностной), имеющиеся у других государств. Государства, которые войдут в альянс с США, фактически декларируют отказ от своего суверенитета.

Если Америка не дает адекватный ответ, сторонники многополярного мира перехватывают инициативу... Но в то же время, чувствующие свою безнаказанность террористы тоже могут расценить это как свою победу (даже если совершенное в Америке и не дело рук террористов). Таким образом, ситуация становится крайне сложной и двусмысленной.

Теперь несколько слов об основных приоритетах для России с точки зрения евразийского подхода. Для России, как и для всего человечества, сейчас крайне важно сохранить мир, то есть не дать США возможности развязать Третью мировую войну. Я бы даже не настаивал сейчас на тезисе о многополярности (очень конфликтном, раздражающем США). Было бы правильно всему мировому сообществу, всем странам вместе объявить «войну» терроризму. Ведь то, что сейчас называется «международным терроризмом», на самом деле, является инструментом геополитической агрессии США (который был создан в период «холодной войны» и, по утверждению американцев, несколько «отбился от рук»). Таким образом, терроризм не представляет никакого интереса ни для мира, ни для Евразии, ни даже для талибов или палестинцев.

Если бы удалось обеспечить выдачу всех подозреваемых в терроризме (независимо от их участия в этом конкретном акте), нам бы удалось решить множество проблем. И самое главное, остановить надвигающуюся войну. Сейчас следовало бы всем мировым силам сплотиться вокруг ООН и помочь Америке в поиске и нейтрализации вообще всех террористов, в том числе, и российских – например тех что действуют на Северном Кавказе (тем более что они тоже – порождение Америки; скажем, заместитель Хаттаба, Умар – кадровый сотрудник ЦРУ).

Сейчас евразийство в международной практике означает бескомпромиссную борьбу за мир любой ценой. Число невинных жертв не должно множиться. Талибы, по которым, скорее всего, будут нанесены «удары возмездия», – наши геополитические противники, но мы безусловно пртестуем против запланированой гибели невинных афганцев. Было бы правильно изловить Усаму Бин Ладена, но это дело спецслужб войну для этого не следует развязывать.

Такая взвешенная, миротворческая позиция мне на сегодняшний день представляется самой правильной. Именно она должна возобладать в российском политическом и стратегическом руководстве. Мы должны оказывать США всяческое содействие, кроме помощи в развязывании войны, кроме предоставления Америке своих военных баз, кроме помощи в тех действиях, которые могут привести к гибели невинных людей. Россия должна сейчас вспомнить, что ее ядерный потенциал, ее историческая роль, ее геополитическое значение достаточны для того, чтобы стать своего рода полюсом мира. Мы можем послать в Америку наших специалистов по чрезвычайным ситуациям, у нас есть масса возможностей оказать США гуманитарную помощь на этом сложном, трагическом для них историческом витке.

Очень многое (практически, все) будет сейчас зависить от позиции Президента Путина. Насколько мне известно, на него сейчас оказывается колоссальное давление со стороны двух противоположных сил, которые в российском обществе появились не сегодня. Одна сила – это стремительно теряющие свои позиции атлантисты. Для них сегодня наступил своего рода час «икс» – они вынуждены обнаружить свою геополитическую ориентацию и всячески способствовать вхождению России в «антитеррористическую коалицию» под эгидой США.

Это принципиальные сторонники однополярного мира. Есть и противоположное лобби, позицию которого недавно четко озвучил Министр обороны Сергей Иванов. Они считают принципиальным сохранение национального суверенитета России и предпосылки постороения многополярного мира. Выражается эта позиция в том, что Америке должна быть оказана всесторонняя помощь, но Россия не в коем случае не должна позволить втянуть себя в войну, которая развязывается только с одной целью – утвердить политическую гегемонию США. Национальные интересы России, наша геополитическая и цивилизационная идентичность должны быть для нас главным приоритетом.

Вот вкратце все, что я хотел сказать. Теперь я готов ответить на ваши вопросы.

– Кто, по-вашему, мог совершить этот теракт? Реально ли ожидать выдачи террористов от талибов или, скажем, Ирака и Ливии?

– Я не знаю, кто именно совершил теракт, но его технические параметры свидетельствуют о том, что речь идет о крайне серьезной структуре, соизмеримой по возможностям со спецслужбами ведущих стран мира. Я немного знаком с психологией террористов, специально занимался изучением этого ворпоса. Это отчаяные люди, которые способны обвешаться взрывчаткой и взорвать себя в определенном месте (большинство, кстати, взрывается по дороге). На большее они не способны. Здесь же были нейтрализованы система спутникового слежения и американские ПВО. По-моему, вывод очевиден...

– В этом случае, сама собой возникает гипотеза о том, что этот теракт могла организовать сама Америка.

– Я этого не утверждаю. Хотя, если события будут развиваться по первому сценарию: Америка окажется подготовленной к такому развитию событий и в короткий срок эффективно утвердит и усилит свою мировую гегемонию, у нас появятся основания так думать. К тому же, мы знаем, что американская элита неоднородна. Глубину внутренних противоречий Америка продемонстрировала, в частности, в ходе последних президентских выборов. При известной доли фантазии, можно попытаться представить, что этот теракт мог бы быть организован какой-то частью американской элиты. Но это только одна из гипотез... Что же касается возможной выдачи террористов, то мне кажется, что она выгодна сейчас всем, без исключения, государствам мира (и Афганистану, и Ираку, и Ливии), так как это единственная возможность отложить начало Третьей мировой войны.

– А велика ли вероятность развязывания Третьей мировой войны? Если честно, в это довольно трудно поверить.

– Дело в том, что наше сознание, сформировано «ялтинской системой», то есть война и все, связанное с нею, для нас представляется чем-то далеким, маловероятным. Это, на мой взгляд, очень плохо. Когда человек задумывался о смерти, представлял ее себе очень реально, жизнь не была столь жестока, как сейчас. В Новом Завете сказано, что именно в тот момент, когда будут говорить: «мир и спокойствие», начнутся самые трагические события. И, заметьте, именно в ХХ веке в пору рассцвета «гуманности» и «прав человека»мы сталкиваемся с проявлениями столь беспрецедентной, чудовищной жестокости, что перед нею меркнет все, что было в те эпохи, которые мы высокомерно называем «варварскими».

У меня есть свои, определенные философские взгляды. В частности, я считаю, что природа человека остается неизменной. И если подавлять естественную человеческую агрессию на обычном уровне, она выплескивается в несопоставимых масштабах на ином более высоком уровне. Ведь посмотрите, никогда прежде в человеческой истории не было воин с таким колоссальным процентом гибнущего мирного населения. Вспомните бомбежки городов в ходе последних воин, стертые с лица земли Хиросиму и Нагасаки.

Если человечество не остановится, не оглянется назад, в третьем тысячелетии мы столкнемся с чем-то еще более чудовищным. Обратите внимание, если в ХХ веке гражданское население все-таки гибло наряду с военными, то сейчас мы видим, что оно уже само по себе явлеяется объектом воздействия. Нынешний теракт, например, был направлен исключительно против гражданского населения и ответ, который готовит США, тоже адресуется мирным афганцам. Впрочем, справедливости ради, следует заметить, что и наш ответ на взрывы домов в Москве во многом коснулся мирных чеченцев. Такова логика современной войны.

По-моему, на смену «гуманитарной истерии» следует прийти к какому-то значительно более спокойному, жесткому, реалистическому подходу. Ведь, если за одного убитого американца собираются принести в жертву несколько (может быть десятки, а может быть и сотни) не в чем не повинных афганцев, какая же это гуманность? Необходим совершенно новый, взвешенный подход. Не следует замалчивать противоречия или социальное неравенство, следует менять мир, делать его более гармоничным.

– Как вы оцениваете заявления руководства Узбекистана и Туркмении о готовности предоставить свои территории США для нанесения «ударов возмездия»? Не идет ли это вразрез с заявлениями министра обороны РФ Иванова?

– Безусловно эти заявления противоречат позиции России. Более того, в ближайшее время мы неизбежно столкнемся с целой серией подобных заявлений. Потом они будут дезавуироваться, потом будут делаться новые заявления. Но я бы из этого не делал поспешных выводов. Сейчас все государства мира находятся под таким колоссальным прессингом со стороны США, что их сиюминутная реакция, в каком-то смысле, просто непредсказуема.

Я убежден, что существует евразийский императив решения данной проблемы, он сводится к тому, что все евразийские страны (в первую очередь, страны СНГ), которые интегрированы друг с другом через какие-либо международные организации, должны принять консалидированое решение по реакции на сложившуюся ситуацию. Как известно, Америка крайне негативно относится к любым интеграционым процессам в Евразии (в частности, игнорирует сам факт существования СНГ). Естественно ожидать от нее определенные деструктивные действия в этом направлении. Заявление Узбекского руководства, на мой взгляд, крайне тревожный симптом (относительно Туркменистана это можно сказать в значительно меньшей степени, так как это наимение интегрированая в СНГ страна, поддерживавшая до последнего времени тесные связи с талибами). Россия и страны СНГ должны действовать сообща. В одиночку никто свой суверенитет отстоять не сможет. Даже Россия в этом случае столкнется с огромными трудностями, с которыми будет очень непросто справиться. К сожалению, мы неуспели довести до конца многие интеграционные процессы в рамках СНГ...

Когда я узнал о случившемся в Америке и представил последствие этого для ситуации в мире, первое, что пришло мне в голову:«Слишком рано!» Если бы это произошло через год, мы бы были значительно более подготовлены, у нас бы была более совершенная система адекватного реагирования. К сожалению, сейчас эта ситуация нас, в значительной степени, застала врасплох. Сейчас решается все. Война будет или мир, жизнь или смерть. Позиция стран СНГ должна быть консолидированой. А недавние заявления, на мой взгляд, не следует расценивать как окончательные.

– А каким именно странам США предъявят ультиматум, и каким может быть их ответ?

– Всем странам. Всем, от кого хоть что-то зависит, кто сохранил хоть какие-то минимальные признаки суверенности. Скажем, мнением Чили США интересоваться не будет. Совсем другое дело страны Евразии.

Относительно их реакции, на такой ультиматум можно сказать, что напрямую в конфронтацию с Америкой возможно, вообще никто не отважится вступить. В сложившейся медийной ситуации такой прямой отказ может быть представлен как «пособничество террористам» и может быть использован как повод для агрессии. Но в той или иной степени саботировать выполнение требований США попытаются все без исключения (ну разве что кроме Великобритании). Хотя, безусловно, на какие-то уступки пойти прийдется, какое-то содействие надо будет оказать...

Обратите внимание, Америка реагирует, как обиженый подросток. Руководство США демонстрирует незрелость, отсутствие государственной мудрости. Это естественное следствие того, что на территории США никогда не шло войн. Страны Старого Света, с их богатой драматической историей, демонстрируют обычно значительно более зрелую позицию, реагируют более взвешенно и спокойно. Америка же готова просто уничтожить всех остальных лишь бы вернуть себе чувство безопасности. Понимая эту тяжелую специфику США, я полагаю, что никто в мире не отважется сейчас вступить с Америкой в прямую конфронтацию. Но так или иначе, «вывернуться» из под ее тяжелой руки попытаются все.

– Скажите, не кажется ли вам, что позиции возглавляемого вами Движения «Евразии» резко усилятся, если события станут развиваться по второму сценарию? Не планируете ли вы в этом случае составить конкуренцию, скажем, «Единству» и «Отечеству»?

– Вы, безусловно, правы, в том отношении, что актуальность евразийства, как идеи, резко возрастет. Я только не считаю, что есть основания говорить о какой-то конкуренции с указанными вами партиями. Я с уважением отношусь к той роли, которую они играют. Но мы выполняем совершенно разные непересекающиеся функции. Они – политическую, представительскую. Мы же создаем реальные инструменты евразийских интеграционных процессов. У нас есть серьезные планы по выработки единой стратегии для стран СНГ, по развитию международных хозяйственных связей. Но мы не являемся политической партией. Мы не боремся и не планируем бороться за власть. Мы боремся за влияние на власть.

Я не плохо знаком с существующими партиями. Они хорошо выполняют свою политическую функцию, но они совершенно не приспособлены ни для идейного творчества, ни для реализации каких-либо идей. Не все можно сделать, руководствуясь логикой добросовестного выполнения приказа. Сам приказ должен у верховной власти из чего-то родиться. Тем более, что государство наше находится в переходном периоде, его национальная идея еще только формируется. И наше Движение стремится деятельно участвовать в этом процессе. Мы являемся Движением надпартийным. Мы не только не конкурируем с другими партиями, мы стремимся объединить все лояльные российскому руководству политические силы. Все больше у нас точек соприкосновения даже с такими политическими силами как СПС или «Яблоко».

Практика показывает, что идеологическая составляющая тех или иных партий зачастую четко не определена и подвижна. Для нас главное – не идеология, для нас главное – наша страна, ее суверенитет, ее народ. Все политические силы, разделяющие такой подход, – наши потенциальные союзники. Более того, если события будут развиваться в том ключе, в каком они развиваются сейчас, евразийство имеет все основания для того, чтобы стать национальной идеей нашего государства. В этом легко убедиться, если попытаться оценить остальные идеологические схемы. «Советскую идею» реанимировать невозможно, «либерал-рыночная» подразумевает отказ России от своего суверенитета в пользу Америки, «русская националистическая» в многонациональной, многоконфессиональной и поликультурной России обречена, «теократическая, православная» невозможна ввиду серьезного исламского компонента и религиозной пассивности значительной части населения. Таким образом, евразийская идея, практически безальтернативна. Причем она не подразумевает пассивный конформизм и своего рода всеядность.

У нее есть серьезнейшая философская база и почти столетняя история, богатая многими славными именами. Причем, евразийство легко и органично воспринимается самыми разными людьми... Как-то в разговоре с представителями нашего Челябинского регионального отделения я спросил о том, какую долю регионального руководства, преподавателей Челебинских вузов, руководителей предприятий Южного Урала можно назвать евразийцами. Мне ответили: «Всех».

Но евразийству найдется место и в случае реализации первого сценария. Другой вопрос, что мы должны помешать ему реализоваться. Америка сейчас пытается нас втянуть в противостояние с исламским миром на своей стороне, апеллируя к тому, что (в контексте Чечни) мы здесь являемся естественными союзниками. Этого нельзя допустить ни в коем случае. Призрачный тактический выигрыш обернется для нас страшными последствиями в долгосрочной перспективе. Мы можем попасть в крайне двусмысленную ситуацию, из которой будет выбираться крайне сложно. Сейчас, пока еще существуют международные структуры (в частности ООН), пока мы не связали себя никакими обязательствам у нас есть достаточная «свобода маневра». Не следует спешить с нею расставаться.

– Каковы, на ваш взгляд, шансы у России реализовать второй сценарий, и какие действия, в частности, в международной сфере, следует для этого предпринять?

– Если бы у нас был, по крайней мере, год, шансы были бы очень высоки. За это время российское руководство, МИД и др. окончательно бы освоили евразийскую методологию, все действия на государственном уровне носили бы осмысленный целенаправленный характер. Ведь евразийство – это своего рода «операционная система», в которой естественно и бесконфликтно решаются те проблемы, которые без нее не решаются. Это тот политический язык, на котором должна разговаривать Россия и весь, не соглашающийся с однополярностью мир... К сожалению, теперь события резко ускорились, и времени «на раскачку» у нас больше нет...

К главным приорететам в международной сфере я бы отнес интеграцию с Европой и Японией (решив территориальную проблему любой ценой – что российское руководство и пытается делать). Если при этом Китай, Иран, Индия и другие евроазиатские страны не откажутся от своих суверенитетов, у нас очень неплохие шансы помешать США установить свое мировое господство. Но сделать мы это может только сообща. При этом, речь идет не о конфронтации. Мы должны вести с Америкой активный диалог, даже полилог, включающий других мировых «собеседников». Причем, речь должна идти уже не о многополярности, а просто о сохранении мира, мира любой ценой. От успеха в этом зависит будущее и России, и всего человечества.



English Italiano Deutche
Сделать стартовой страницей Почта На главную страницу
Тезисы Евразии

«Развитие культурного процесса евразийство видит в обращении к корням, в органичном синтезе древнего и современного. Приоритетным должно быть именно народное творчество, продолжение и возрождение традиций».

А. Г. Дугин


Спецпроекты
Геополитика террора >>
Исламская угроза или угроза Исламу? >>
Литературный комитет >>
Сайты региональных отделений «Евразии»
Санкт-Петербург >>
Приморье >>
Якутия >>
Чувашия >>
Нижний Новгород >>
Алтайский край >>
Волгоград >>
Информационная рассылка
ОПОД «Евразия»

Реклама

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!

 ::  Новости  ::  Документы  ::  Теория  ::  Публикации  ::  Пресс-центр  ::  F.A.Q  ::