::  Новости  ::  Документы  ::  Теория  ::  Публикации  ::  Пресс-центр  ::  F.A.Q  :: 
Партия «Евразия»
Международное Евразийское Движение
Rambler's Top100
Пресс-центр
Коммюнике >>
Персоналии
Александр Дугин >>
Талгат Таджуддин >>
Поиск
Ссылки

Геополитика

Арктогея

Портал Евразия


Вторжение

Андрей Езеров

Творчество Натальи Макеевой

Мистерия бесконечности





Rambler's Top100

..
Евразийское Обозрение №2

От исламской культуры к исламской цивилизации

Президент Исламской Республики Иран Мохаммад Хатами

фрагменты из книги «Ислам, диалог и гражданское общество»
Москва, 2001 год

Когда мы говорим с другими и слушаем других, мы смотрим на них своими глазами, с точки зрения собственного «я», и весь мир, и человек как таковой – это то, что мы можем наблюдать, – объекты, находящиеся в поле нашего зрения. А то, что и как мы говорим и слушаем, вместе представляет собой двустороннюю – а иногда и многостороннюю – попытку приблизиться к истине и добиться взаимного понимания. Именно поэтому диалог недоступен скептикам и в нем не могут участвовать те, кто считает, что они имеют монополию на обладание истиной. Диалог открывает свой прекрасный, но от многих скрытый лик только тем странникам, которые отправляются в путь, чтобы познать истину, рука об руку с другими людьми...

Когда две стороны говорят и слушают друг друга, возникает общение. Одна сторона обращается к другой стороне – и выслушивает ответную речь. При каких обстоятельствах один человек обращается к другому? Другими словами, в каком мире может человек – мужчина или женщина – услышать обращенную к нему речь? Мир науки – это не тот мир, где можно слышать речи, обращенные друг к другу. Наука – это сознательная попытка открыть тайну связей между предметами и явлениями, и в силу этого обсуждение научных тем не выходит за границы самосознания человека. Но мир искусства и мир религии – это те миры, где происходит обращение к человеку. Произведение искусства обращено к нам, и в религии слово Бога обращено к человеку. Именно поэтому язык творчества и язык религии по-настоящему тесно связаны между собой, и именно поэтому самые ранние известные нам образцы искусства, созданные человеком, – это произведения религиозного искусства.

Библия и Священный Коран постоянно обращаются к человеку, и именно благодаря этому обращению каждый отдельный человеческий индивид возвышается до уровня личности.

Английское слово person образовано от латинского persona, обозначающего маску, под которой в театре актеры скрывали свое лицо. Но наиболее важно то, что, когда Бог обращается к человеку не с конкретными религиозными наставлениями или установлением кодекса поведения, а на общем, универсальном уровне, на самом деле в этом случае нет обращения к психологическим, социальным или историческим особенностям человека. Бог обращается к подлинной индивидуальной внеисторической сущности человека, и поэтому все Богоданные религии по своей сути не отличаются друг от друга. Различия возникают из-за различия религиозных норм, права и кодекса поведения, которые регулируют социальную жизнь людей и отправление правосудия в обществе.

А теперь мы должны задать себе вопрос: кто же эта личность, к которой обращается Бог?..

Человек – это место, где встречаются Восток души и Запад разума. Отрицание существования любой части сущности человека помешало бы нашему пониманию важности человеческого бытия. В наших усилиях понять личность мы должны проявлять осторожность, чтобы не попасть в капкан индивидуализма или коллективизма. Хотя взгляды христианских мыслителей помогли выкристаллизоваться современной концепции индивида, нельзя рассматривать это как доказательство существования естественной связи между индивидом и названной концепцией. Точно так же огромное внимание к значению личности как реципиента Божественного слова не следует, на мой взгляд, считать результатом влияния индивидуализма. Конечно, все сейчас утверждают, что в современном обществе именно человеческий индивид является критерием и мерилом ценности всех институтов, законов и социальных отношений, и что гражданские права и права человека – это, по сути, не что иное, как права этого самого индивида. С другой стороны, концепция коллективизма, которая возникла как идея, противостоящая («vis-a-vis») индивидуализму, была сформулирована путем распространения концепции индивида на множество людей и, таким образом, эти две идеологии имеют одну и ту же философскую основу. Поэтому мы, с наших позиций духовной мудрости, считаем антагонизм между индивидуалистическим либерализмом и коллективистским социализмом поверхностным и несущественным. Концепцию личности легко объяснить в терминах исламского мистицизма. Исламские мистики считают, что человек – это мир в себе, микрокосм. Неповторимость человека проистекает не из его индивидуалистской или коллективистской сущности. Его неповторимость объясняется лишь тем, что именно к нему, и только к нему одному обращен Божественный призыв. Откликаясь на этот призыв, душа человека выходит за свои пределы, и благодаря этой трансцендентальности души человека его мир становится миром справедливости и гуманности...

...Если диалог – это не просто наш выбор, а необходимость для наших двух культур, тогда этот диалог необходимо вести с теми, кто действительно представляет исламскую культуру и мысль. В противном случае – какую пользу может принести Западу диалог с горсткой «опьяненных Западом» людей, которые являются лишь дурным подражанием ему. Это не было бы настоящим диалогом, это не было бы даже монологом.

Глубокий, вдумчивый и детальный диалог с исламской цивилизацией мог бы быть исключительно полезен для нахождения справедливых и практических решений некоторых серьезных проблем, стоящих сегодня перед мировым сообществом. Кризис семьи, кризис во взаимоотношениях между человеком и природой, этический кризис в сфере научных исследований и многие другие подобные проблемы должны быть включены в повестку дня диалога между исламским миром и Европой.

Кроме того, ведение диалога с Ираном имеет свои преимущества. Иран находится между Европой, с одной стороны, и азиатскими странами – с другой. Таким образом, Иран находится там, где встречаются культура Востока и культура Запада, точно так же, как в человеке встречаются Восток души и Запад разума. Для сердца и ума персов в высшей степени характерны чувства уравновешенности, любви и терпимости, и в силу этого иранцы выступают за диалог и привержены целям справедливости и мира...

Даже если Запад решит спасать только свою жизнь и забыть о судьбе народов в остальной части мира, он будет вынужден помогать другим, чтобы обеспечить свою собственную безопасность. По ряду социальных, политических и технологических причин все люди, живущие в сегодняшнем мире, оказались на одном и том же корабле. И выстоять в штормах и добраться до безопасной гавани на берегу или погибнуть пассажиры этого корабля могут только все вместе. Возможно, это утверждение сегодня может показаться несколько преувеличенным, но завтра его справедливость станет более очевидной. На пороге третьего тысячелетия у нашего мира и у всех нас одна общая судьба. Чтобы сделать эту судьбу счастливой и справедливой, единственно правильный путь действий – диалог между различными культурами и цивилизациями. Мы должны помнить, что, хотя в ХХ веке многое решалось мечом, и каждый раз, когда его пускали в ход, одни народы оказывались победителями, а другие – побежденными, главным стержнем следующего века должен стать диалог. Иначе снова будет вынут из ножен меч, а меч – обоюдоострое оружие, он не пощадит никого, и весьма возможно, что могущественные поджигатели войны станут его первыми жертвами.

Вопрос о недостатках и пороках Запада нуждается в более детальном рассмотрении. Между нашим религиозным мировоззрением и западными ценностями существуют коренные различия. Наше учение основано на вере в существование всемогущего и всеведущего Бога, а Запад отрицает это, по крайней мере, в сфере управления социальной жизнью общества. В этом состоит огромное различие между нами; оно означает, что в духовной сфере Запад слабее нас...

Цивилизация построена на определенных убеждениях и верованиях, потребностях и заботах людей. Отсюда следует, что убеждения того или иного народа могут измениться, и то же самое может произойти с цивилизацией. После пророка Мухаммеда, в III и IV веках по мусульманскому летоисчислению (VIII и IX века после Рождества Христова по христианскому календарю), мусульмане создали новую цивилизацию на основе учения ислама, Корана, и того, что они переняли у персидской и греческой цивилизаций. Но то, что золотой век исламской цивилизации уже миновал, не означает, что Коран и ислам также увяли. Мы, мусульмане, считаем, что должны хранить свою веру в Коран и подлинный ислам, и одновременно искать новые ответы на возникающие сегодня вопросы на основе нашей религии. Плоды западной цивилизации можно видеть везде, но я убежден, что и эта цивилизация не является окончательной, потому что она создана человеком.

Мы должны перенять все положительные достижения Запада, но нам следует воспринимать их в контексте нашего собственного наследия, чтобы устранить существующие там недостатки и пороки. Поэтому мы должны уделять больше внимания будущему Запада, а не его прошлому...

Мир, противостоящий нашей революции, имеет зрелую, хорошо продуманную интеллектуально-политическую систему, которая создавалась веками и отшлифовывалась поколениями новаторов-ученых и мыслителей. Традиции новаторства и изобретательности, насчитывающие не одно столетие, усовершенствовали надежную социально-политическую систему, основное оружие которой – наличие глубоко укоренившейся системы ценностей. Ее политические и философские представления находят отклик у большой аудитории во всем мире, а саму систему укрепляют способные ученые и эксперты.

Наш противник также располагает внушительной экономической, политической и военной мощью – более разнообразной и разветвленной, чем когда бы то ни было ранее. Но это не должно пугать нас, ибо в прошлом великие революции обрушивались немощные интеллектуальные и политические системы, и успешно изменяли их. Нас, заявляющих о величии нашей революции, не должна пугать мощь ее врагов...

Противники исламской революции опираются на принцип «свободы» и укрепляют тем самым свои позиции, поскольку свобода является основной инстинктивной целью человека. Когда свобода описывается как разрешение делать все, что хочется, такое описание соответствует стремлению людей жить свободно, без ограничений. Но на деле безграничная свобода невозможна, и «свобода» в том виде, как ее определяют на Западе, сводится к свободе от вмешательства других людей.

Таким образом, критерием здесь выступают взгляды и делания людей, другими словами, большинство должно выносить решения о границах свободы и на этом основании принимать законы и нормативы.

Защитники современных ценностей полагают, что не надо возводить никаких препятствий, которые мешали бы человеку делать все, что хочется – лишь бы желание одних людей не вступали в противоречие с желаниями других. И хотя в эту систему необходимо включить ряд ограничений, разработанных человеком, она в целом соответствует основным врожденным потребностям и желаниям человека, которым не нужно учиться. Другими словами, все физические, земные желания, которые удовлетворяются в западной системе, оказывают сильное влияние на жизнь людей. Не надо работать или учиться, чтобы понять, насколько сильны эти стремления, и система, удовлетворяющая их, кажется очень привлекательной.

Наша же революция, наоборот, призывает людей к ценностям, достижение которых связано с необходимостью проявить волю, приложить усилия и труд. Мы основываем нашу систему на воздержании, честности, порядочности, а они не являются врожденными качествами природы человека. И хотя у людей есть способности к их достижению, для этого необходимо преодолеть много трудностей и осознать, что для выполнения морального долга надо много трудиться.

Мы стремимся к системе, в основе которой лежат воздержание и высокие моральные нормы. А это все достигается только неустанным трудом и мужественным стремлением к моральному и духовному совершенствованию. В этом и заключается истинная свобода, но людей необходимо обучить этому пониманию.

Сегодня пламя антагонизма между нами и нашими противниками все больше разжигается ввиду использования мощных и разветвленных глобальных электронных средств связи. В наше время любой человек безо всякого труда устанавливает связь с другими людьми в любой части света. Границы, разделявшие раньше различные общества, пали под натиском новых коммуникационных технологий, позволяющих моментально передавать информацию и новости по всем континентам. Наш противник контролирует и этот жизненно важный источник. Он владеет сложными техническими знаниями, необходимыми для передачи изображения и звука всему мировому сообществу. Это – немыслимое ранее умение, чрезвычайно важное для связей с общественностью и для того, чтобы добиваться от людей согласия, прибегая к воздействию средств массовой информации. Самые усовершенствованные, сложные и эффективные научно-технические методы используются для того, чтобы перетянуть других людей на свою сторону, к своим взглядам и стилю жизни.

Человек беззащитен против выплескиваемого на него потока информации о событиях в мире, подаваемых под тем углом, который выгоден для мировых держав.

Наш противник не терпит обществ, отличающихся от него, он пытается в зародыше задушить любые независимые течения. Запад преследует только свои собственные интересы, и, если какой-то народ отворачивается от его системы ценностей и отказывается служить его интересам, он обрушивает на него всю мощь своих средств, чтобы заставить таких людей сдаться, или они оказываются под угрозой уничтожения. Именно поэтому с первого момента своего рождения наша революция столкнулась с чередой заговоров и шквалом давления...

В наше время поток информации настолько сильно воздействует на чувства людей, что ухудшилась способность оценивать и выбирать даже у тех западных жителей, которые сами являются создателями информации. Что уж тогда говорить о тех, кто играет второстепенную роль в мире информации. Электронная информация – это детище современной цивилизации. Таким образом, мощь нынешней массовой культуры, опирающейся на информацию, увязана с легитимностью ценностей западной цивилизации, в рамках которой информационная революция считается самым главным достижением.

Для нас, людей, живущих не в западных странах, мир информации создает многочисленные проблемы. Сегодня информация используется развитыми промышленными компаниями как главный инструмент защиты своих экономических и политических интересов даже в таких случаях, когда эти интересы противоречат интересам большинства народов мира, живущих за пределами современной цивилизации.

Итак, какими бы оптимистичными ни были взгляды некоторых в отношении положительных последствий информационной революции для всего человечества, мы не можем сомневаться в том, что необъективная информация в сфере политики и культуры защищает интересы промышленноразвитых государств, одновременно лишая обездоленные и угнетенные народы их прав. Являясь потребителями этой информации, мы не можем не замечать того, что политическая воля, руководящая процессом создания и распространения информации, исходит из задачи сохранения превосходства Запада. Жителей незападных стран приучают признавать законность и даже желательность превосходства Запада. Западная цивилизация использовала и продолжает использовать все свои ресурсы для господства над умами и жизнью всех народов, достигая этого благодаря контролю над источниками информации и средствами коммуникации.

Это не означает, что мы должны изолировать себя от контролируемого Западом мира информации. Такая ситуация нежелательна и неосуществима в практическом плане, поскольку глобальное влияние мира информации постоянно растет. Знание о том, что происходит в мире сегодня, является насущно необходимым для понимания нашего места в мире и планирования нашего будущего. Изоляция от всемирных информационных сетей сделает нас пешками в руках других игроков, ибо именно они будут контролировать распределение этого жизненно важного стратегического ресурса.

Мы должны выйти на такой уровень исторической эволюции и социальной зрелости, который позволит нам правильно оценивать мысли и действия других, с тем чтобы мы смогли лучше понять наше место в мире и навести порядок в собственном доме. Таким образом, мы сумеем выбирать то, что полезно для нас в новом мире, и отвергать то, что не является таковым. Мы должны активно работать в трех направлениях.

Во-первых, мы должны понять особенности нашего времени и относиться к западной цивилизации как к высшему проявлению нашего времени и его символу. Это означает необходимость понимать ценности и постулаты западной цивилизации и возможность освободиться от таких вредных крайностей, как ненависть к ней или полное подчинение ей и обожание. Во-вторых, мы должны попытаться решить проблему нашего собственного исторического самосознания, которое принесло человечеству много ценных даров, но также столкнулось с большим количеством трудностей и появлением слабости. И в-третьих, уделяя внимание проблемам, которые угрожают нашему обществу извне – гегемонистский характер политики, экономики и культуры Запада – мы не должны забывать о наших внутренних проблемах и разногласиях.

Западная цивилизация создана руками человека, и поэтому она не вечна и подвержена разрушению, если, конечно, не слушать далекие от реальности утверждения тех, кто полагает, что с приходом современной цивилизации иссяк фонтан человеческой изобретательности и творчества. Цивилизация – это ответ на любознательность человека, который никогда не перестанет задавать вопросы об окружающем его мире. Постоянно меняющиеся потребности человека заставляют его удовлетворять эти потребности, а цивилизация дает ответ на поставленные вопросы. Конечно, бывают важные вопросы и потребности в истории человечества, которые подстегивают появление цивилизаций. Сами эти вопросы подвержены влиянию времени и места, в которых они появляются. Вот почему цивилизации меняются и не существует такого понятия, как окончательная и вечная цивилизация. Поскольку, пока жив человек, жива его любознательность, живы его потребности. Находятся ответы на одни вопросы, удовлетворяются одни потребности – и перед человеком появляются новые вопросы, возникают новые потребности.

Любая цивилизация будет жить, пока у нее есть внутренние силы, чтобы давать ответы на вопросы человека и удовлетворять его потребности. Но, как и все мирское, цивилизация ограничена. Когда истощаются ее природные ресурсы и она не может найти ответы на новые вопросы, постепенно начинает таять количество ее последователей. Так разрушаются и погибают цивилизации.

Западная цивилизация пережила не один кризис. Опираясь на свою природную силу, она сумела преодолеть их, начиная с XIX века и заканчивая двумя мировыми войнами в ХХ веке. Скорректировав свои устои, либерально-капиталистический Запад сумел дать бой своему социалистическому противнику и пережить его. Кончина социализма, подточенного своими собственными внутренними слабостями, потрясла весь мир. Тем не менее, ясно, что Запад переживает другие глубокие кризисы, вызванные появившимися сомнениями в его ключевых ценностях, что проявляется в уменьшении доверия к его возможностям и долговечности. Эти сомнения усиливаются и становятся все более и более актуальными. Сегодня все более распространенными становятся возражения против моральных и философских основ западного общества.

Большую роль в появлении и расцвете современной цивилизации сыграли гедонизм и жадность, растоптавшие высшую истину и духовность.

Была ли роль буржуазии для развития современности менее важной, чем роль интеллектуальных основоположников этого движения? Движущим мотивом для буржуазии было совсем не неустанное стремление к истине и справедливости и защита истины и справедливости от эксцессов церкви и феодалов. Ею двигала страсть к накоплению богатства.

Свобода, братство и равенство были ключевыми обещаниями французской революции, но сами эти обещания были лишь инструментом в руках нового буржуазного класса в его конкуренции с аристократией и в борьбе за власть. Движущим стимулом этого нового класса было безграничное честолюбие, столь характерное для нуворишей. Можно даже утверждать, что ученые и интеллектуалы современности фактически разрабатывали разумное и интеллектуальное оправдание для запросов и амбиций нового класса. Когда мы расхваливаем многочисленные достижения западной цивилизации, такие, как современная наука, техника, свобода мысли, демократия, мы не должны забывать о колониализме, об использовании смертоносного оружия против жителей незападных стран, о разграблении материального и культурного богатства других народов, о загрязнении окружающей среды, об использовании полуправды и лжи, об авантюризме. Это все также характерные черты Запада.

Поэтому мы не должны поддаваться всему, что приходит с Запада. В то же самое время мы не должны небрежно относиться к традициям. Традиции представляют собой суть социально-исторических достижений народа. что особенно важно в нашем случае, поскольку мы имеем богатую культуру и историю.

Запад пережил долгий и трудный процесс. Только преодолев все превратности, жители Запада выработали рациональную мудрость и волю. Поиски истины, а также конкуренция, мстительность и амбиции – все это способствовало появлению современного мира и его развитию.

Мы живем в такое время, когда внутренние недостатки Запада становятся очевидными не только тем, кто живет за его пределами, но и жителям западных стран, начинающим теперь сомневаться в своем якобы благородном жребии. Понимание этой ситуации останавливает нас и не дает безоглядно поверить в западные представления о развитии.

Действительно, наше время – это время господства и укрепления позиций западной цивилизации, которая существует на протяжении более четырех веков и которая далеко продвинулась в науке, политике и социальном регулировании. Но мы также должны признать, что Запад сегодня переживает острый кризис, кризис своего мышления и всех других сфер. Те, кто знаком с историей западной цивилизации и ее философской, научной и художественной формами выражения, могут достаточно отчетливо видеть признаки этого кризиса. Запад не сталкивался с кризисом такого масштаба в XVIII веке и на протяжении части XIX века. Что означает нынешний кризис?

Можно утверждать, что западная цивилизация является изношенной и постаревшей. Четыре века – это большой срок для цивилизации, – несмотря на это, некоторые цивилизации прошлого, возможно, жили еще дольше. Но наука, техника и электронные средства связи значительно ускорили темпы перемен по сравнению с прошлым. Срок жизни западной цивилизации от эпохи Возрождения до настоящего времени нельзя считать скоротечным, и не будет преувеличением считать западную цивилизацию старой.

Нелегко браться за рассмотрение этого вопроса. Кризисы иногда имеют ограниченный и преходящий характер. Так нередко случалось в жизни цивилизаций, проявивших способность успешно противостоять кризисам и оставаться неизменными. Например, в ХIX веке Запад сумел успешно преодолеть кризис, с которым он столкнулся.

Капиталистический строй, который представляет собой одну из ключевых черт западной цивилизации, столкнулся со значительными трудностями во второй половине XIX века и во время двух мировых войн первой половины ХХ века. Но на помощь ему пришел марксизм. Запад сумел видоизменить свои духовные и материальные структуры, выйдя из этих кризисов целым и невредимым.

Марксизм, – в отличие от того, что утверждают его сторонники, – был непрактичной и нереалистической философией. Именно из-за этих недостатков и неспособности к адаптации он не смог просуществовать долго. Только через применение силы и пропаганду его смогли поддерживать на протяжении семидесяти лет. Тем не менее, хотя Маркс и не создал устойчивой и всеобъемлющей философии, он был великим патологом капиталистического строя. То, что предложили марксисты, заставило Запад заглянуть в себя и заняться поисками путей приспособления методов капитализма к требованиям времени и изнутри видоизменить свое социальное, экономическое и политическое устройство. Ключевое значение для Запада имела замена его старого колониализма, – который сеял семена всемирного взрыва, – неоколониализмом. Это позволило Западу сдержать и разрядить кризис, отсрочив его новое появление на некоторое время.

Но что же в таком случае можно сказать о кризисе в настоящее время? Сможет ли Запад также пройти этот трудный период без серьезных потерь? Мы не можем дать точный прогноз, но в той мере, в какой это доступно человеческому пониманию и исследовательским возможностям, мы можем накапливать данные и наблюдать действительность, чтобы на этой основе осуществить теоретические построения. В этом заключается важная задача объективного и взвешенного научного исследования.

Запад взял на вооружение стратегию, подобную той, которую он использовал в начале ХХ века, что позволяло ему обходить предыдущие кризисы, а именно – преобразовывая методы, использовавшиеся старым колониализмом, в более изощренные, присущие неоколониализму. Так называемый «новый мировой порядок» – это новая стратегия Запада, направленная на преодоление кризиса, потрясшего его до основания.

Представляя себя в качестве основного инициатора и защитника «нового мирового порядка», Соединенные Штаты Америки концентрируют свои усилия на приспособлении неоколониализма к наступившей новой эпохе. Логика этого преобразования аналогична переходу от старого колониализма к неоколониализму. Имеются и другие данные, свидетельствующие об упадке нынешней западной цивилизации. В то время как достаточно очевидно, что западная цивилизация состарилась и поизносилась, вопрос о том, достигла ли она конца своего пути, требует дополнительных размышлений и анализа. Что обещает нам будущее?

Уже сами поиски «нового мирового порядка» являются очевидным признаком того, что нынешний порядок вызывает серьезные вопросы, поскольку он не способен обеспечить удовлетворение основных потребностей человека. Все более частые и обширные дискуссии о новом «порядке», особенно на Западе, уже сами по себе являются доказательством существования кризиса на Западе и в остальной части мира. Мы не можем пройти мимо того факта, что силы угнетения во главе с Соединенными Штатами Америки с помощью лжи продолжают пытаться манипулировать нынешней исторической ситуацией и мировым сознанием, чтобы под видом «нового мирового порядка» утвердить свою деструктивную доминирующую роль в отношениях с развивающимися странами. Это попытка помешать такому фундаментальному преобразованию существующей системы, которое было бы на благо всего человечества.

Запад демонстрирует две стороны деятельности: одна из них – политическая, другая – интеллектуальная. Его политическая ориентация является наиболее явным внешним проявлением или наиболее явной внешней стороной западной цивилизации. Интеллектуальные основы западной цивилизации свидетельствуют об ее общем мировоззрении. Мы должны уметь четко различать эти два аспекта. Только тогда мы сможем найти правильный способ противостояния Западу. Речь идет, таким образом, о пути, двигаться по которому следует осмотрительно.

Даже несмотря на то, что Запад уже состарился, он продолжает обладать колоссальной политической, экономической, военной и технической мощью, одновременно имея в своем распоряжении огромный пропагандистский и коммуникационный аппарат для того, чтобы манипулировать мировоззрением людей. Столь же важным является то, что именно западные финансовые учреждения держат под своим контролем глобальную экономику и управляют ею.

Высокоразвитые системы и учреждения Запада зачастую служат легитимизации его политического влияния, обеспечивая его решающее присутствие во всех имеющих глобальное значение событиях. Военная мощь западного капитализма также является огромной, и даже если мы допустим, что официально заключенные между государствами военные союзы в настоящее время не так сильны, как в прошлом, то военная и разрушительная мощь Запада не стала от этого меньше.

В политической сфере, Запад стремится управлять тем, что происходит во всех частях мира, и оказывать решающее воздействие на теорию и практику международных отношений. Он обладает материальными и символическими источниками власти в одно и то же время, и он готов сделать все, что в его силах, чтобы достигать своих целей и защищать свои интересы. Наша борьба с Западом – это вопрос жизни и смерти.

Проводя свою политику, Запад не хочет, чтобы мы – или любые другие народы – были независимыми и свободными, чтобы мы были хозяевами своей собственной судьбы. Ибо, если для империализма Запада характерно, с одной стороны, нарушение территориальной целостности других государств и эксплуатация их экономики, то, с другой стороны, для него характерно стремление к господству в мире идей. Запад пропагандирует мировоззрение, которое склоняет его добычу к добровольному подчинению.

Нам противостоит исполненный решимости противник, который использует все находящиеся в его распоряжении материальные, военные и информационные ресурсы, чтобы убедить нас сдаться или подвергнуться риску быть уничтоженными в случае сопротивления. Горький опыт конфронтации между державами, стремящимися к господству, и угнетенными массами слишком очевиден, чтобы его можно было от кого-то утаить.

В политическом противостоянии противник действует под прикрытием науки и культуры, чтобы обмануть нас. В действительности его единственным желанием является склонить народ к капитуляции, чтобы в дальнейшем тот послушно выполнял его желания и служил его интересам, а также прибрать к рукам все ресурсы своей жертвы для дальнейшего укрепления своей империалистической мощи.

Хотя Запад не испытывает никаких угрызений совести и использует крайние средства угнетения и насилия, но даже его военные и явно репрессивные действия прикрываются внешне гуманными и лживыми идеями, чтобы увести общественное мнение в сторону от действительности.

Когда колониальные державы применяют средства насилия в отношениях с другими народами, то при этом они никогда не признаются в том, что их цель заключается в разграблении ресурсов своих жертв или в навязывании им своего политического господства. Вместо этого, используя во зло мощь своих средств убеждения, они пытаются замаскировать свои преступления с помощью слов и идей, которые сами по себе звучат приемлемо для всего человечества. Начиная с далекого прошлого, колониальные державы использовали идею развития других народов и приобщения их к цивилизации в качестве предлога, чтобы подвергать их насилию и безжалостно эксплуатировать их земли. Сегодня, как и ранее, политическим лозунгом Запада продолжает оставаться защита свободы, прав человека и демократии.



English Italiano Deutche
Сделать стартовой страницей Почта На главную страницу
Тезисы Евразии

«Развитие культурного процесса евразийство видит в обращении к корням, в органичном синтезе древнего и современного. Приоритетным должно быть именно народное творчество, продолжение и возрождение традиций».

А. Г. Дугин


Спецпроекты
Геополитика террора >>
Исламская угроза или угроза Исламу? >>
Литературный комитет >>
Сайты региональных отделений «Евразии»
Санкт-Петербург >>
Приморье >>
Якутия >>
Чувашия >>
Нижний Новгород >>
Алтайский край >>
Волгоград >>
Информационная рассылка
ОПОД «Евразия»

Реклама




 ::  Новости  ::  Документы  ::  Теория  ::  Публикации  ::  Пресс-центр  ::  F.A.Q  ::